Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

В Казани стартовал Kazan Startup Weekend. В прошлом году сумма сделок, заключенных на KSW, достигла $1,4 млн. На этот раз форум изменил политику, ужесточив требования к претендующим на инвестиции, уменьшил количество инвесторов, оставив только тех, кто действительно инвестирует, и добавил в программу больше креативных направлений. «Хайтек» побывал на открытии и поговорил с организатором форума, директором казанского ИТ-Парка Антоном Грачевым.

— Расскажите про Kazan Startup Weekend этого года. В чем особенности?

— Думаю, лучше начать с того, что осталось прежним. Это в первую очередь формат главного элемента KSW — Демо-дня, который пройдет в воскресенье. Это кульминация всего того, что у нас здесь происходит. Не с проста мы проводим его именно в последний день.

Наша основная задача — чтобы даже те, кто приходили первые два дня и участвовали в мастер-классах в качестве слушателей, понимали конечный результат всей этой истории — финальный день, на котором презентуются уже существующие бизнесы действующим инвесторам. Поэтому, если сравнивать с прошлым годом, то концепция в этом плане не сильно изменилась.

В этом году мы добавили неформальности с точки зрения организации. Есть фишки, которые мы до этого не делали. До этого мы ставили себе задачу найти спикеров, которые будут привлекать аудиторию своей известностью, но в этот раз мы изменили концепцию и решили привлечь аудиторию количеством разноплановых и интересных мастер-классов. Мы добавили больше неформальной обстановки. В результате пришли только те, кому действительно интересно, кто хочет узнать, как работает индустрия.

— Как меняются масштабы форума?

— В этом году на финальный день мы допустили меньшее количество проектов: не 25, как в прошлом, а 15, при том, что подавалось 150. В первую очередь это сделано для того, чтобы упростить работу инвесторам и экспертам, чтобы повысить эффективность.

В прошлом году было много хороших сделок, причем их сумма достигла рекордных $1,4 млн. Мы не знаем, какого объема будут сделки в этом году. На прошлом KSW все сделки были заключены после презентаций финального дня. Люди жмут руки, а до этого они друг друга даже в лицо ни разу не видели, и мы считаем, что это хорошая история успеха.

Это работающая система — мы отбираем не всех подряд и не первые 15 попавшихся проектов — это действительно 15 лучших. И в этом году мы еще сильнее сузили воронку, но уверены, что сделки точно будут. Если говорить о масштабах самого форума, то на него зарегистрировалось более 1000 человек из Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова, Челябинска и других городов.

— Изменился ли набор инвесторов?

— Да, если сравнивать с прошлым годом, то в этот раз их меньше. Но в России есть такая история, что многие из тех, кто называет себя инвесторами или бизнес-ангелами, по факту не совершили ни одной настоящей сделки. Мы принципиально не хотим, чтобы эта история продолжалась с нашим участием, поэтому пригласили только тех, кто реально инвестирует, тех, у кого есть истории живых проектов.

Второе, что изменилось — это приход индустриальных партнеров — конечных пользователей, которые заинтересованы в представленных на форуме решениях. В этом году они смогут напрямую сотрудничать с проектами. Инвестор сильно отличается от конечного потребителя: он прокачивает проект, входит в его долю или продает, достигнув определенного уровня. И в этот раз на KSW есть и инвесторы, и те, кому продукты интересны в первую очередь для непосредственного внедрения. Мы хотим донести понимание разным отраслям, что есть множество компаний, которые делают разнообразные инновации, которые могли бы им помочь, что история про «инновации на заказ» работает.

— Расскажите про критерии отбора? Они как-то меняются год от года?

— Мы никак не меняли критерии отбора, потому что мы не подстраиваем их под глобальные тренды, происходящие в мире. Нас интересуют решения, которые несут в себе бизнес. Это может быть технология, которая сможет существовать самостоятельно как отдельно действующий продукт.

Другое, на что мы смотрим — это надстройки к действующим технологиям или платформам, которые потенциально сможет внедрить крупная корпорация. Например, холдинг уровня Siemens. Вряд ли мы создадим здесь решение, которое будет интересно Google, Apple или FB, которые набрали крутые внутренние команды и теперь почти не покупают стартапы.

С точки зрения узкой специализации с ними очень тяжело конкурировать. Человеку со стороны, не зная уровня их технологий, невозможно что-то им противопоставить. Я не хочу этим демотивировать людей, занимающихся технологиями, пересекающимися, например, с Google. Я пытаюсь донести то, что нам нужно сообща развивать проекты, которые бьют в тренды, нужно организовывать их в некую большую проектную команду. Отдельно, сам по себе стартап, занимающийся ИИ, если в нем 10-15 человек, пусть даже отличных математиков и программистов, не сделает прорывного решения.

Сейчас наша цель научиться собирать большие проектные команды из разного количества стартапов.

Подключать туда ВУЗы, попытаться совместно, на уровне страны решать какую-то четко поставленную задачу. Проблема России в том, что люди не умеют договариваться: в том месте, где нужно кооперироваться, мы пытаемся конкурировать. Все развитие технологий в сегодняшнем мире — кооперация.

— Вы выступаете в роли такого кооператора?

— Мы хотим, но пока не выступаем. Это наша цель, к которой мы тихо идем.

— Вы подстраиваетесь под инвесторов или у вас совершенно отдельная философия выбора проектов?

— Нет, мы не подстраиваемся под инвесторов. Мы просто знаем, какой профайл инвестирования у каждого из них. Есть инвесторы, которые вкладывают только в гейминг, потому что понимают, куда дальше это продавать. Кто-то делает вложения в е-commerce. Наша задача покрыть эти сферы. Когда же мы сформировываем воронку — отбираем лучшие проекты, то под нее уже ищем инвесторов.

— Есть ли статистика и информация по возврату и успешности предыдущих инвестиций?

— Там, где можем, мы ее собираем, но не всегда есть связь. Специфика KSW в том, что здесь выступают не только наши проекты, связанные с инкубатором ИТ-Парка. Мы приглашаем всех, создавая площадку, получается некий маркетплейс для стартапов и инвесторов. Наша задача их здесь собрать и максимизировать количество сделок. Мы создаем из ИТ-Парка не просто узконаправленный инструмент для поддержки своих стартапов, у нас свои Демо-дни проходят и помимо подобных мероприятий. В задачах KSW развить площадку, которая была бы узнаваема и инвесторами, и проектами. И те истории успеха, которые происходили в прошлые годы, очень сильно подогревают интерес всех тех, кто пришел в этом.

— То есть, вы хотите сказать, что идея не столько в получении прибыли ИТ-Парком, а в поднятии индустрии в целом?

— Да. ИТ-Парк изначально создавался не как коммерческий проект. Сегодня коммерческим его назвать по-прежнему нельзя. Мы до сих пор ставим себе какие-то задачи, которые не стали бы себе ставить, если бы работали по бизнес-принципам.

Если бы интересом был только бизнес, то мы бы не занимались историями, связанными с популяризацией ИТ и высоких технологий, а сегодня мы это делаем. Мы подогреваем эту историю с точки зрения привлекательности и ИТ-Парка, и Казани, и всей республики. Именно такие мероприятия позволяют сегодня Татарстану быть узнаваемым на Российской арене и позиционировать себя как ИТ-регион. Эта история более масштабная и глобальная, чем решение вопросов ИТ-парка. KSW, стартап-сабантуй, другие более мелкие события — этими проектами мы продвигаем индустрию. Сегодня благодаря этому про нас знают не только в России, но и за рубежом.

— Трудно ли искать инвестиции вне подобных площадок. Расскажите, как стартаперу найти поддержку в другие дни?

— Возможности есть. У нас есть одна история, которая идет нон-стопом — бизнес-инкубирование. Мы собираем стартапы со всей страны и даже из СНГ. Эти проекты проходят отбор и становятся резидентами нашего бизнес инкубатора. Проект получает в пользование готовую инфраструктуру и целую команду поддержки за смешные деньги. С нашей помощью стартап с идеей может получить доступ в индустрию. Так что если говорить о поддержке вне форумов, то способы получить разного рода инвестиции есть. Модель нашего бизнес-инкубатора уже обкатана, она отлично работает, с нами можно быть уверенным, что если у вас есть хорошая бизнес-модель, команда, которая не будет лениться, то вы обязательно получите нужные средства для развития.

— В этом году появились новые направления: кино, дизайн, 3D-графика, медиа. Это попытка KSW раскачать креативную молодежь?

— В наше время креативная индустрия начинает привлекать внимание и набирает все больший вес. Все ИТ-решения направлены на конечного потребителя, следовательно, с каждым годом растет ценность интерфейсов и понимание того, как проще взаимодействовать с клиентом. Все это как раз рождается вокруг креативных индустрий. Не секрет, что если подключить ту же геймификацию в какой-нибудь образовательный проект, то он работает гораздо эффективнее.

Все те, кто занимается 3D-анимациией, отрисовкой роликов, все те, кто раньше работали только с геймингом, начинают работать с теми, с кем им раньше было трудно найти общий язык. Теперь играют большую роль способность писать сценарии, генерировать истории. Привычным профессиям добавляются новые возможности: писатель теперь может придумывать истории для игр, сценарии для образовательных программ. Внося дополнительные креативные элементы в этот KSW, мы хотим донести, что сочетание креатива и технологий дают взрывной эффект.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Тренды
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Идеи
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Кейсы
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды