Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Солнечная энергия

Благодаря программе «групповой электрификации», запущенной местной частной компанией, спрос на установку домашних солнечных систем в Бангладеш стал самым быстрорастущим в мире. Кроме того, солнечная энергия за последние десять лет увеличила доступ местных жителей к электричеству примерно на 10%.

Бангладешская компания ME SOLshare запустила пилотный проект обмена солнечной энергией еще в сентябре 2015 года, и это позволило существенно увеличить проникновение электричества в стране, где около 60% домов все еще не имеют доступа к энергосети. По данным некоммерческой организации Grameen Shakti, которые приводит издание Quartz, только за прошлый год в Бангладеш было установлено не менее 1,7 млн систем генерирования солнечной энергии — в домах, магазинах и даже на рыболовецких суднах.

Климатические особенности страны раньше приводили к тому, что во время засухи перебои в подаче электричества (которые и так случаются ежедневно практически во всех домах, имеющих к нему доступ) становились значительно чаще из-за пересыхания рек, при помощи которых вырабатывается электричество, добывается топливо, транспортируются грузы. Однако та же самая энергия солнца, которая приводит к засухе, может быть использована и для прямой выработки электричества, и именно поэтому этот вид чистой энергии становится так популярен в Бангладеш.

В рамках программы «групповой электрификации» от ME SOLshare жители одного или близлежащих районов могут продавать друг другу излишки электроэнергии, которую вырабатывают их солнечные панели, — для этого нужно иметь небольшое устройство SOLbox стоимостью примерно $30, а также мобильный телефон с установленным на нем приложением bKash, крупнейшей мобильной банковской сетью в стране. Если у участника программы есть излишки солнечной энергии, то он может продать их своим соседям, у которых тоже есть такое устройство и которым не хватает энергии.

По словам Себастьяна Гроха, управляющего директора ME SOLshare, групповая электрификация построена на той идее, что единое сообщество людей может функционировать примерно как косяк рыб: «Если акула атакует косяк, она может съесть из него только одну или две рыбы, но остальные продолжат движение». Кроме того, люди финансово заинтересованы в том, чтобы эффективно использовать электроэнергию: во-первых это помогает сократить ее потребление, а во-вторых, система обмена солнечной энергией может обеспечить дополнительный источник дохода для некоторых домохозяйств.

Правда, несмотря на общее увеличение количества домашних систем генерирования солнечной энергии в Бангладеш, пользоваться подобным преимуществом могут только обеспеченные жители страны. По данным Всемирного банка, в 2010 году (последние собранные данные) в стране насчитывалось более 86 млн бедного населения — людей, чей ежедневный доход не превышает $3,10. Это около 57% всего населения Бангладеш, и для этих людей купить солнечные панели и устройство SOLbox за $30 едва ли представляется возможным.

Похожие системы обмена солнечной энергией работают также и в других, более преуспевающих странах. Например, в Австралии эти летом прошли первые испытания программы Power Ledger по обмену и продаже солнечной энергии на базе технологии блокчейн. В рамках программы жители Австралии смогут обмениваться излишками выработанного электричества сразу между собой вместо того, чтобы продавать их электростанциям по заниженным тарифам.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Тренды
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы