Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Современные методы обработки фотографий и видеороликов с использованием нейросетей доказывают — обман становится все более незаметным, а манипуляции — скрытыми. Face2Face, Smile Vector и другие программы стирают грань между правдой и вымыслом, усиливая обстановку постправды.

Нейросети сегодня позволяют менять оригинальный контент до неузнаваемости. Программы могут создавать трехмерные портреты из двухмерных снимков, менять выражение лица на видеоролике в режиме реального времени, менять освещенность на фото, создавать звуковые эффекты на беззвучном видео и вести прямую трансляцию с президентских дебатов, добавляя мелкие штрихи к образам кандидатов.

Широкое распространение получила технология переноса стиля, которая переносит характеристики одного изображения на другое при помощи нейросетей. В сентябре 2015 году научную работу по теме опубликовала группа ученых, а уже в июне 2016 российский стартап выпустил приложение Prisma, которое работает по этому принципу и позволяет накладывать стиль различных художников на обычные фотографии. В ноябре Facebook представил собственную версию этого приложения. Таким образом, меньше чем за год научная разработка превратилась в полноценный коммерческий продукт.

Еще один пример возможностей современных нейросетей для манипулирования изображениями — это бот Smile Vector для Twitter. Используя нейросеть, он добавляет знаменитостям на фотографиях улыбку. Результаты не всегда выглядят правдоподобно, но, как отмечает The Verge, процесс полностью автоматизирован — и этим впечатляет.

По словам создателя Smile Vector Тома Уайта, он хотел показать людям степень развития искусственного интеллекта и продемонстрировать возможности машинного обучения, о которых подозревают немногие.

Обработка изображений с помощью ИИ будет полезна представителям творческой индустрии. К примеру, дизайнер мебели может попросить нейросеть сгенерировать стул из нескольких вариантов, а потом усовершенствовать полученный результат. Пользователи видеоигр смогут совершенствовать детали игры в режиме реального времени.

Однако такие ИИ-программы станут идеальным инструментов для создания информационных вбросов. Программа Face2Face позволяет переносить мимку одного человека на видео на лицо другого — и выглядит это довольно убедительно. Если дополнительно воспользоваться Project VoCo — новой разработкой Adobe, которую назвали «фотошопом» для речи, то можно будет редактировать уже записанную речь. Ничто не помешает создать видеоролик, на котором политик или знаменитость говорит все, что вы захотите.

Конечно, практика ретуширования используется уже долгие годы, а СМИ регулярно используют фальшивый контент — как фото, так и видео. Но никогда прежде не существовало таких удобных и быстрых инструментов для обработки видео и аудио.

Пока что цифровую обработку легко можно вычислить. Обычно части фотографии или видео становятся более расплывчатыми, что указывает на проделанные манипуляции. Но со временем системы станут более совершенными, а определить подлинность сможет только эксперт.

Реалистичные фейки определенно подогреют теории конспирологов и усилят недоверие к СМИ. Люди будут знать, что фальшивый контент можно встретить повсюду, и станут подвергать сомнению даже реальные снимки. Отличить реальность от подделки будет все сложнее. В этом, кстати, заключается главная характеристика эпохи постправды, которая сформировалась в последние годы.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Кейсы
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды