Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Экзоскелеты

Российский стартап «ЭкзоАтлет» дает парализованным людям возможность ходить. И это не фантастика — «Хайтек» это видел. С помощью российского экзоскелета можно свободно ходить по дому и даже гулять с собакой в парке. Екатерина Березий, сооснователь и директор по развитию проекта, рассказала «Хайтеку», как им удалось пройти «долину смерти», кто может стать пилотом экзоскелета и правда ли, что «ЭкзоАтлет» может вернуть способность ходить самостоятельно.

— Как начался проект «ЭкзоАтлет»?

— Проект «ЭкзоАтлет» появился в конце 2013 года, когда мы с Михаилом (Михаил Крундышев, сооснователь проекта — прим.редакции) присоединились к команде разработчиков из МГУ. До того момента у них был двухлетний контракт с МЧС на разработку аварийно-спасательного экзоскелета. В рамках контракта был создан прототип, рассчитанный на поднятие веса до 200 кг, и на этом контракт завершился. Команда осталась не у дел, а интерес к разработке экзоскелетов у них только разгорелся. И они пригласили нас с Михаилом, чтобы, продолжив тему экзоскелетов, сделать коммерчески успешный проект. При этом мы не использовали созданные для МЧС решения — делали «ЭкзоАтлет» с нуля.

— Почему вы решили выбрать именно медицинскую специализацию для экзоскелета?

— Медицинский рынок показался нам применительно к экзоскелетам наиболее прозрачным. У нас были альтернативные варианты — продолжать работы над аварийно-спасательным экзоскелетом, но для этого было необходимо получить новый контракт, или же делать военный экзоскелет. Но обе эти идеи виделись нам достаточно сложными с точки зрения их дальнейшего продвижения.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

Кроме этого, сама по себе задача создания экзоскелета для реабилитации — достаточно интересная и социально значимая. Для нас «ЭкзоАтлет» — это про то, как сильным людям, которые попали в тяжелую ситуацию, дать инструмент для серьезной работы над собой. И мы, конечно, хотим создать новые тренды в реабилитации, дать инструмент, который будет применяться как в клиниках, так и в домашних условиях.

— Как работает экзоскелет, каков его функционал?

— Он позволяет парализованному человеку с нижней параплегией — у которого, начиная от какого-то позвонка, нижняя часть тела ничего не чувствует и не может двигаться, — ходить так, как ходят здоровые люди. В положении сидя парализованный человек надевает экзоскелет, который затем поднимает человека в вертикальное положение. Опора на костыли позволяет поддерживать равновесие. Чтобы запустить процесс восстановления — достаточно начать ходить.

Здорово, если при этом перед человеком есть зеркало, в котором он видит, как у него двигаются ноги и представляет, что эти движения он делает сам. Результат зависит от того, как долго и насколько регулярно человек будет заниматься.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

Уже через 10-15 тренировок улучшается настроение и общее физическое состояние, нормализуется работа почек и органов малого таза, выравнивается артериальное давление. И это все просто благодаря тому, что человек вновь начинает ходить.

«Благодаря „ЭкзоАтлету“ наш пациент снова научился ходить»

— Я видела, как работает «ЭкзоАтлет» на одном из мероприятий — когда прикованный к инвалидному креслу человек начинает ходить, это похоже на чудо. Может ли такая конструкция полностью вернуть утраченные функции организма?

— Один американский ученый, Николелис, взял восемь пациентов в возрасте около 20 лет с полным прерыванием спинного мозга и в течение двух лет три раза в неделю они приезжали к нему в лабораторию, чтобы походить в экзоскелете. Результат — через два года диагноз «полный паралич» сменился у всех на «частичный паралич». То есть можно сделать вывод, что с помощью ходьбы есть возможность вернуть какие-то движения. Мы пока еще молодой стартап, и не успели провести такие длительные исследования, как Николелис, который занимается этим последние 10 лет. Но этот вопрос один из самых важных, поэтому в следующем году мы планируем начать аналогичные исследования и получить собственные результаты.

— И все же у вас уже есть какие-то свои кейсы? Насколько я знаю, у вас в команде работает один из ваших пилотов.

— Да, кейсов много. Есть пациент с неполным прерыванием спинного мозга, который, благодаря «ЭкзоАтлету», научился сам ходить. До этого он мог стоять и ходить с ходунками, но не мог ходить с опорой на костыли. Теперь он этому научился.

Чем быстрее после травмы человек снова становится в вертикальное положение и начинает ходить, тем быстрее он учится удержанию равновесия и имеет больше шансов на восстановление. Таким людям в дальнейшем практически не нужны будут костыли, потому что они очень хорошо держат баланс. Если же травма была очень давно, более 10 лет назад, то функция удержания баланса практически утрачивается, и вестибулярный аппарат уже работает совершенно по-другому.

Другой наш пациент из Архангельска венчался в церкви в экзоскелете. Сначала он учился ходить в «ЭкзоАтлете» в стационаре, затем — амбулаторно, приезжал заниматься в клинике, и до сих пор продолжает это делать. Несмотря на то, что травма была очень давно, в результате ходьбы и миостимуляции он почувствовал свои верхнеберцовые мышцы, т.е. к нему начала возвращаться чувствительность. Это очень впечатляющий результат.

Денис — один из наших первых пяти пилотов, самых бесстрашных людей, которых мы знаем. Он уже два года с нами, остался в команде, и, помимо того, что он наш пилот — помогает с бухгалтерией и закупками.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

Все хотят ходить снова. Но пока нет четкого понимания, как быстро эта функция будет восстанавливаться. Многое зависит от тяжести травмы, ее срока давности и особенностей. Но, благодаря ходьбе, люди получают много бонусов — хорошее самочувствие — физическое и психологическое, что в конечно счете продлевает им жизнь.

Два года назад, после одной из первых публикаций в СМИ, нам написали порядка 700 человек, которые захотели принять участие в клинических исследованиях. И до сих пор эта волна не угасает. Сейчас «ЭкзоАтлет» уже сертифицированное медицинское изделие и применяется в рутинной практике в клиниках в разных городах России и в Южной Кореи, так что многие могут пройти курс реабилитации в стационаре.

Но мы всегда рады новым пилотам, которые хотят работать с нами в команде и готовы ездить на выставки и конференции, чтобы демонстрировать работу «ЭкзоАтлета» и делиться собственными неподдельными впечатлениями.

— А как долго человек может находиться в экзоскелете?

— Сколько захочет. Стандартные тренировки в клинике в стационаре рассчитаны на час ходьбы, но некоторые ходят и по два, а иногда и по три часа с остановками. Человек может использовать экзоскелет и дома, гулять с собакой в парке. Главное, чтобы у него был сопровождающий. Потому что вопрос удержания равновесия остается за самим пилотом — экзоскелет дает только двигательную функцию. Всегда есть риск поскользнуться, и в этот момент сзади должен быть тот, кто человека поймает.

— Как управляется «ЭкзоАтлет»?

— Текущая версия позволяет врачу с планшета запускать различные программы движения. Первые несколько дней пациент учится держать равновесие внутри брусьев. Когда он уже чувствует себя комфортно, можно выйти из брусьев на открытое пространство и использовать костыли как дополнительную точку опоры.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

Умный костыль, или экзократч, имеет пульт управления, который позволяет пациенту самостоятельно выбрать тот режим ходьбы, который ему нужен. Поворот происходит за счет поворота плечевого пояса. Можно также шагать на месте, скоро можно будет ходить задом.

— Говорят, основные проблемы подобных систем в том, что они слишком тяжелые и у них есть сложности с питанием и подзарядкой.

— Батарейки «ЭкзоАтлета» хватает на 5-6 часов непрерывной ходьбы. Это важно для работы в клинике, потому что там много пациентов. Зарядка аккумулятора занимает 4 часа, но есть и функция быстрой подзарядки — за 15 минут можно зарядиться на 15%. Вообще индустрия аккумуляторов сделала за последнее время большой рывок вперед — на первых прототипах у нас были большие по размерам батарейки, а сейчас они не намного больше смартфона.

Да, экзоскелеты тяжелые, «ЭкзоАтлет» весит 20 кг. Но зато эти 20 кг позволяют поднимать из положения сидя человека весом 100 кг без помощи сопровождающего. Если не будет задачи поднимать таких тяжелых людей, то вес экзоскелета резко сократится.

«Сложные робототехнические проекты без содействия государства не выживают»

— Есть ли кто-то еще в России, кто занимается экзоскелетами?

— Как стартап — никто. Стартап означает, что мы не являемся частью лаборатории какого-либо университета или клиники, нас никто не субсидирует, мы венчурный и коммерчески самостоятельный проект. Аналогичных проектов в России нет, более того — в мире есть только один такой же проект, ReWalk. Все остальные экзоскелеты были созданы в университетах или крупных корпорациях.

В России есть университеты и компании, которые получили деньги от министерства образования и министерства промышленности, чтобы сделать экзоскелет. Но пока они не вышли на рынок.

— Чаще всего об экзоскелетах говорят в свете стратегических разработок DARPA. Рассматривают ли они их применительно к реабилитации людей с ограниченными возможностями, или это именно военные разработки для улучшения выносливости солдат?

— Это разные задачи: военным и МЧС нужно устройство, которое снимет нагрузку со здоровых людей и при этом не будет ни в чем ограничивать их движения. Задачи же реабилитации — это восстановление людей, получивших травму. Сейчас в мире уже есть и те, и другие разработки.

— В чем технологические особенности именно вашей разработки?

— Мы начали с решения для людей с травмой позвоночника, потому что это наиболее понятное решение с точки зрения инженерной конструкции. Мы самостоятельно разработали свой привод, написали свою систему управления, благодаря которой пилот может ходить различным образом, менять скорость и характер движения. Мы создали технологическое решение, которое адекватно с точки зрения издержек производства: наши изделия в несколько раз дешевле, чем зарубежные аналоги.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

Сейчас мы переходим к созданию экзоскелетов для реабилитации пациентов после инсульта. Если сейчас «ЭкзоАтлет» делает шаги за пилота, то на следующем этапе будет инициация движений самим пилотом. То есть устройство будет предназначено для тех, у кого есть подвижность в ногах, но не получается сделать правильный шаг или поднять ногу. «ЭкзоАтлет» с помощью датчиков «ловит» начинающееся движение и помогает пилоту сделать его. Кроме этого, благодаря данным с датчиков врачи смогут реально видеть динамику улучшений, а не «на глаз», как это происходит сейчас.

— На каком этапе сейчас находится разработка? Что уже сделано, что еще планируется сделать?

— Сейчас завершена первая версия «ЭкзоАтлета» для пациентов с травмой позвоночника. Следующий шаг — мы будем исследовать, как использовать экзоскелет для детей с ДЦП. Параллельно мы будем разрабатывать новый экзоскелет, в который будет встроена миостимуляция, пропорциональное управление, инициация движений и модульная конструкция. Это будет уже другой экзоскелет, в котором можно будет реабилитировать людей, которые частично могут двигаться сами.

— Можете рассказать, какие инвестиции и от кого вам удалось получить?

— Это весьма тернистый путь. С конца 2013 по середину 2015 годов мы, как фаундеры, финансировали проект самостоятельно. Была и классическая «долина смерти», когда денег не было совсем и все получали зарплату в 20 тысяч рублей. Затем у нас появилось два бизнес-ангела, которые помогли нам ее преодолеть. Они нашли нас сами и дали деньги, когда еще не было понятно, сможем ли мы сделать продукт и затем производить его, какой будет его конечная цена, примет ли его медицинское сообщество, нужен ли он вообще конечному пользователю, сможем ли мы поднять следующий раунд инвестиций, не распадется ли команда. А в середине 2015 года мы подписали инвестиционное соглашение с «БиоФондом РВК». И мы им бесконечно благодарны, потому что обычно такого рода сложные робототехнические медицинские проекты, как наш, без содействия государства не выживают. И это касается не только России.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

В 2014 году мы стали резидентами «Сколково» и получили фантастическую поддержку. В 2015 году мы перевезли всю команду разработчиков в Хакспейс Робоцентра «Сколково», что позволило нам на сэкономленные арендные деньги сделать несколько дополнительных прототипов, потому что в течение первого года для робототехнических проектов хакспейс — полностью бесплатная территория. Кроме того, наши коллеги из Центра Интеллектуальной собственности «Сколково» помогали нам подавать патентные заявки, регистрировать торговые марки и формировать патентные ландшафты. На стенде Сколково мы представили «ЭкзоАтлет» на «Открытых Инновациях», Slush в Хельсинки, InnoRobo в Лионе, Gitex в Дубаи и на многих других мероприятиях, организованных «Сколково». К тому же мы получили грант от «Сколково» на разработку следующей версии «ЭкзоАтлета».

Благодаря мощному GR-ресурсу АСИ, «Сколково» и РВК проект был показан Владимиру Путину, Дмитрию Медведеву, Виктору Вексельбергу, Антону Силуанову, Дмитрию Рогозину и многим другим.

— В каких городах России уже есть «ЭкзоАтлет»?

— Мы открываем новые направления — Новосибирск, Нижний Новгород, Казань, Тула, Подмосковье, Тюмень. Клиники покупают «ЭкзоАтлет», и любой человек, в соответствии с показаниями здоровья, может пройти курс реабилитации в клинике, где есть наш «ЭкзоАтлет». Сейчас он есть в Архангельске, Санкт-Петербурге, Москве — в декабре еще восемь московских клиник пополнились нашими экзоскелетами.

Иностранные экзоскелеты пока не сертифицированы в России, поэтому клиники не могут их применять в клинической практике. Мы же сейчас открываем дочернюю компанию вместе с партнерами из Южной Корееи, начинаем клинические исследования и проходим сертификацию. Будем выходить на корейский рынок. Есть планы по Ближнему Востоку, плюс в следующем году будем открывать европейское представительство.

Мы предлагаем конкурентоспособную цену и уникальный интерфейс управления, к тому же мы не останавливаемся в своих разработках, и вместе с врачами продолжаем совершенствовать продукт, с которым им в будущем будет еще более комфортно работать. Но даже на глобальном конкурентном рынке пока нет войны — он еще только развивается, и наша общая задача — его вырастить, создать новый тренд в реабилитации.

— Могу предположить, что такое устройство стоит немалых денег, а люди с ограниченными возможностями редко имеют много средств. Как вы планируете в дальнейшем продавать или распространять его?

— Стоимость «ЭкзоАтлета» для физических лиц — 1,5 млн рублей, версия для клиник стоит 3,5 млн рублей. Мы надеемся, что вместе с нашими конкурентами докажем миру, что экзоскелеты понижают процент нетрудоспособного населения, и государства включатся в субсидирование. Также страховые компании могут создать специальные программы и предлагать экзоскелеты в аренду для восстановления пациентов. Будем прорабатывать субсидированные кредитные программы на приобретение для клиник и для физлиц.

Пока в России экзоскелеты не включены в перечень технических средств реабилитации, а, к примеру, в Японии включены, и эта страна единственная в мире, которая уже субсидирует использование экзоскелетов дома и в клинике. В Японии просто посчитали, что это экономически выгодно, и в будущем — в ближайшие 3-5 лет — все страны пойдут по этому же пути. Даже в России уже есть прецеденты, когда высокотехнологичные протезы, стоимостью до 3 млн рублей, субсидируются государством.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Тренды
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
Кейсы
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Тренды
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Идеи
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Кейсы
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды