Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Идеи

Ученые вырастили клетки мышиной поджелудочной железы в теле крысы, а затем пересадили их мыши, больной диабетом. Пересадка позволила остановить процесс развития болезни. Методика может применяться и для других межвидовых пересадок органов — например, от свиньи человеку.

Международная группа ученых успешно провела межвидовую пересадку органа между крысами и мышами. Для этого исследователи отредактировали крысиный геном, исключив из него гены для развития поджелудочной железы. Таким образом, собственный орган у крысиного эмбриона не формировался. Затем эмбрионам ввели мышиные стволовые клетки, которые способны преобразовываться в любую ткань или орган. В результате у новорожденных крыс сформировалась мышиная поджелудочная железа, сообщает The Verge со ссылкой на исследование в журнале The Nature.

Ученые извлекли орган и изолировали из него клетки, вырабатывающие инсулин. Клетки трансплантировали мышам с диабетом, после чего процесс развития болезни остановился, а уровень сахара оставался низким в течение года. Организм мыши не отторгал клетки, хотя специальные препараты против отторжения животным вводили всего пять дней после операции.

По данным Министерства здравоохранения и социального обеспечения США, в списке ожидания на пересадку органов в стране состоит 120 000 человек. Из-за нехватки донорских органов ежедневно в Штатах умирает более 20 человек.

Некоторые из пациентов страдают диабетом первого типа, при котором поджелудочная железа не вырабатывает инсулин или производит его в недостаточном количестве. Инсулин контролирует уровень сахара в крови. Помочь пациентам может пересадка инсулинопроизводящих клеток, но из-за нехватки доноров такие операции проводятся редко. Исследователи пытались вводить пациентам свиные клетки, но зачастую человеческий организм их отторгал.

Исследование открывает новые перспективы в трансплантологии, но ожидать, что органы будут специально выращивать, например, у обезьян и пересаживать человеку, пока рано. Ученые обнаружили, что в некоторых случаях крысиный организм отторгал мышиные клетки, хотя организмы мышей и крыс имеют очень много общего. У человека намного больше различий со свиньями, овцами и даже обезьянами, поэтому предсказать отклик иммунной системы невозможно без серии клинических испытаний.

Остаются также вопросы этики. Многие эксперты отмечают, что создание химер несет риски, которые пока сложно даже представить. Например, неизвестно, каким будет потомство человека, чья печень была выращена в организме животного. Также неясно, как трансплантация человеческих клеток повлияет на мозг животного.

Постепенно этический и законодательный вакуум заменяют новыми нормами и правилами регулирования. В начале года Австрийская академия наук совместно с международными экспертами разработала этические правила выращивания человеческих органов в пробирке. Если выращивание органов в пробирках получит широкое распространение, то экспериментов над животными удастся избежать, а ученым не придется создавать химер.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения