Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Современные технологии не учитывают интересы и комфорт пользователя, а их сценарии применения часто противоречат здравому смыслу. Новая эпоха непрерывных инноваций только усиливает нестабильность и делает человека лишним. К таким выводам пришел редактор The Atlantic Ян Богост в своей колонке.

Многие базовые предметы прошли технологическую трансформацию — обзавелись процессорами, датчиками и другими устройствами, которые призваны улучшить их работу. Однако тотальная оцифровка часто мешает объекту выполнять свои функции и порождает нестабильность, или, как ее называет Богост, прекарность.

Этим термином обычно описывают современные экономические и трудовые условия, при которых люди оказываются в уязвимом положении. Гибкий график работы заставляет трудиться больше часов, непостоянство занятости мешает копить деньги и строить долгосрочные планы.

Такое положение уже стало привычным, но новые технологии усугубили ситуацию. Эффективность стала главной заботой всех работодателей, а труд стал более нематериальным и неоплачиваемым. В этих условиях функции предметов стали двойственными, неоднозначными.

Богост приводит в пример общественный туалет, оснащенный инфракрасными датчиками, умными крышками унитазов и держателями бумажных полотенец. Считается, что все эти ухищрения экономят ресурсы, вот только на самом деле они приводят к лишнему расходу воды и бумаги. Туалет смывает три раза вместо одного, краны льют воду на полную мощность, а держатели раздают слишком много полотенец. Люди в этой системе лишние — как работники, так и клиенты, считает Ян Богост. При этом люди адаптируются ко всем несовершенствам техники, а компании наживаются на своих товарах.

Несмотря на всеобщее помешательство на технологическом прогрессе, вере в вычислительную технику и в силу дизайна, практически ни одна вещь сегодня не работает нормально, утверждает автор. Он приводит в пример автокоррекцию на смартфоне, излишнее разнообразие товаров и опций на Amazon, которое мешает сделать какой-либо выбор в принципе.

Часто нестабильность работы устройств пытаются рационализировать и утверждают, что так и было задумано. А любую технологическую проблему пытаются решить еще большим количеством технологий — алгоритмами, перепрошивками и выпусками новых продуктов.

Технологии становятся силой, которая окружает людей, но давно им не служит. Они отталкивают человека в сторону, стремясь утвердить свою экспансию.

Богост пессимистично оценивает будущие инноваций. Пассажиры робомобилей не будут владеть беспилотниками, а послужит причиной для развития подключенных городов. А ИИ, управляющий новостями, не расширит доступ граждан к информации, но только сильнее укрепит доминирующую позицию алгоритмов над человеческими решениями.

Мир будущего будет обычным и похожим на мир настоящего. Цели человека и технологий окончательно разойдутся в разные стороны, причем люди окажутся в более зависимом положении. Не стоит ожидать сингулярности — человечество и так отдало свою жизнь в угоду машинам, просто мы пока этого не замечаем.

Похожих взглядов придерживается футуролог Лиз Александр. В своей колонке в Fast Company она критикует современных амбициозных предпринимателей, которые пророчат большое будущее своим продуктам — будь то соевый напиток-заменитель еды или робомобиль. При этом они не учитывают реальные потребности людей, а вместо этого занимаются псевдофутурологией. Кроме того, компании пытаются создать ложную потребность в продукте на пустом месте, даже когда очевидно, что пользователям они не интересны.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Тренды
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн