Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Искусственный интеллект

Wall Street Journal рассказывает о том, как работодатели используют ИИ в работе современного офиса. Издание пишет о том, что ИИ — это новый босс. Он подключается на этапе набора персонала, потом контролирует эффективность, следит за психологическим состоянием и, если работник не приносит пользы, ИИ может посоветовать уволить его.

Поиск работника

Для потенциального кандидата на свободную должность взаимодействие с ИИ может начаться еще задолго до того, как он придет офис, или ему позвонят от работодателя. Когда у компании появляется потребность в определенном сотруднике, то современные технологи позволяют подать все требования к нему на вход алгоритму, а дальше ждать. Программа проанализирует все возможные источники и сопоставит анкеты с требованиями. Человек мог быть даже не заинтересован в работе в данной компании, возможно, даже не слышал о ней, но алгоритм найдет его.

Крупные компании, в которые поступают тысячи предложений о работе, могут также использовать ИИ, но уже для отсеивания неподходящих кандидатов. Так алгоритм Resume Matcher для обучения читает статьи на Wikipedia, которые описывают ту или иную должность, обязанности, которые должен выполнять человек ее занимающий. После ему подавали тысячи резюме, которые были помечены «принят», «отказать», «попадает в шорт-лист». На этом алгоритм обучался, а после получал резюме уже от реальных кандидатов.

Рекрутеры в среднем читают по 300 резюме, когда ищут подходящие варианты. Но зачем им это делать, если машина гарантированно предложит 10 лучших, считают в компании SAP, создавшей Resume Matcher.

Что делает сотрудник?

Представим, что кандидат преодолел первое столкновение с ИИ. Для него все только начинается. Некоторым работодателям важно знать, что работники делают на рабочем месте: если ИИ уже помог нанять идеального кандидата, то он же поможет сохранить его продуктивность на протяжении всего рабочего дня. Для этого он, как минимум, неустанно начнет следить за тем, что работник делает на своем рабочем компьютере.

Программа Veriato делает вполне стандартный набор действий для ПО такого типа. Она регистрирует все, что происходит на компьютере: нажатие клавиш, движение мышкой, открытие определенных веб-страниц. Через каждый промежуток времени софт фотографирует экран. Но есть и второй аспект работы такой программы. Вместе с данными о нажатии клавиш, программа собирает мета-данные, такие как время и дата отправленных сообщений и других действий. Информация собирается для ИИ, который анализирует ее и определяет общий уровень эффективности офиса. Он сообщит, в какое время офис работает хуже всего и наоборот. Позволит понять причины постоянного падения производительности и предупредит об опасностях: кто-то скопировал базу клиентов, значит хочет покинуть компанию, кто-то проводит кучу времени на посторонних сайтах, а кто-то использует небезопасные пароли.

Где он находится?

Теперь ИИ знает, что делают сотрудники за компьютерами. Но не стоит думать, что, встав из-за компьютера можно избавиться от контроля ИИ. Искусственный босс всегда знает, где находятся его сотрудники.

Вполне ясна ситуация, когда работодатели отслеживают положение, например, своих курьеров. Но сегодня есть возможность отслеживать положение сотрудников прямо в офисе. Существуют специальные радиобейджи, которые выполняют сразу несколько функций. Так, они позволяют разделить офис на зоны, и ограничить перемещение определенных сотрудников. Система также будет точно знать, сколько человек провел времени за рабочим местом, сколько в столовой, а сколько в туалетах. Вместе с анализом активности сотрудников за компьютерами — это дает простор для более глубокого анализа производительности компании.

Что он чувствует?

ИИ взял на себя оценку эмоционального состояния работников. Вышеупомянутая Veriato может анализировать переписку сотрудника. Алгоритм смотрит на слова и фразы, которые употребляет работник и определяет его отношение к работе. Раньше такой глубокий анализ менеджер по персоналу проводил не часто, теперь ИИ делает это автоматически, и только при обнаружении каких-то проблем уже может подключиться HR-специалист.

Программа не только обращает внимание на конкретные слова, но и в целом следит за изменениями в поведении сотрудника. Если раньше человек был доброжелателен, но потом вдруг его тон сменился, то это сигнал для системы, которая оповестит руководство. И уже на раннем этапе будет шанс выяснить причины и предотвратить более серьезные проблемы.

Когда он захочет уйти?

Другой тип программ использует данные о тысячах сотрудников, чтобы предсказать когда из компании уйдет очередной человек. Создатели таких систем ищут общие шаблоны поведения людей, основываясь на исследованиях ученых и больших данных. Например, решение от компании Workday работает на основе данных о 100,000 человек, которые в течение последних 25 лет были приняты на работу, уволены или решили сами уйти.

Программа рассчитывает риск того, что сотрудник покинет свой пост в определенный период. В рассветах участвует 60 признаков. На результат влияет должность, зарплата, наличие проектов. Софт также может предложить советы по сохранению ценных сотрудников. Основываясь на своей базе, ИИ предложит повысить человека, выдать премию или переместить на другую должность.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Кейсы
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения