Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Возобновляемая энергетика

Большинство стран наращивают мощности ветряных, солнечных и приливных электростанций по одной причине — это позволяет удешевить энергию и не зависеть от поставок углеводородов. В России, где цена за кВт*ч одна из самых низких в мире — всего 2-3 рубля, масштабно вкладываться в возобновляемые источники энергии сейчас смысла нет. Но это не значит, что мы будем ждать, когда закончатся нефть и газ, говорит в интервью «Хайтеку» глава комитета Госдумы по энергетике Павел Завальный.

— На фоне бурного развития возобновляемой энергетики во всем мире — инвестиции в нее за последние 5 лет превысили $5 трлн, — складывается впечатление, что мы сильно отстаем. Вы согласны с такой оценкой?

— Если смотреть на показатели стран-лидеров по развитию возобновляемых источников энергии, такое впечатление может действительно сложиться. Но, если проанализировать, то окажется, что картина несколько другая. Как правило, под возобновляемой или безуглеродной энергетикой подразумевают атомную, гидроэнергетику, биоэнергетику и возобновляемые источники энергии (ВИЭ). В России на эти виды генерации приходится более 40% производства электроэнергии. По части гидрогенерации наша страна находится в лидерах. И если возможности по увеличению объема производства электроэнергии на гидроэлектростанциях у нас близки к исчерпанию, то потенциал ВИЭ и особенно АЭС в этой области значителен.

Важно понимать, что у нас просто пока нет такой потребности в развитии возобновляемых источников энергии, как, допустим, в развитых европейских странах. У них недостаточно первичных энергоресурсов. И те страны, которые сейчас развивают ветровую, солнечную энергетику, делают это потому, что вынуждены по высокой цене импортировать газ, нефть и даже уголь, и хотят снизить зависимость от этих поставок. Это касается таких стран, как, к примеру, Германия.

Россия, как всем известно, обладает одними из самых больших запасов нефти, газа и угля в мире, развитой добывающей промышленностью, и стоимость энергоресурсов в нашей стране — одна из самых низких в мире. Поэтому наши планы по развитию возобновляемых источников электроэнергии не настолько амбициозные и масштабные, как у развитых стран.

В России развитие ВИЭ актуально только для ряда территорий, там, где есть потенциал для гидроэнергетики, для солнечной энергетики — на Кавказе, в Крыму. В Мурманской области на Кольском полуострове есть возможности для развития приливной энергетики, потенциал ветровой энергетики — практически весь шельф в России. И особенно актуально развитие ВИЭ там, где нет централизованных систем энергообеспечения, допустим, в отдельных труднодоступных и удаленных районах.

Если взять себестоимость производства электроэнергии на дизельных электростанциях с применением солярки, которую нужно до этих населенных пунктов довезти, к примеру, в том же Ненецком автономном округе, она достигает 80-120 рублей за кВт*ч. А установка ветро-дизельных генераторов снижает стоимость энергии до 20-25 рублей за кВт*ч. Здесь это экономически обоснованно.

Сегодня самые лучшие показатели себестоимости производства, которых удалось добиться от возобновляемых источников энергии в пересчете на рубли — 9-12 рублей за кВт*ч. И это еще не стоимость для конечных потребителей. Сейчас же на оптовом рынке в нашей стране себестоимость выработки электроэнергии — 1,5 рубля за кВт*ч, конечный потребитель — население — платит 2,5-3 рубля, промышленный — 3,5-4 рубля за кВт*ч. А, например, в Германии эта цифра достигает 20-22 рублей за кВт*ч, то есть в 5-6 раз больше.

— Но есть ведь еще такое мнение, что возобновляемая — или «зеленая» — энергетика необходима для того, чтобы избежать климатических изменений, которые вызваны выбросами вредных веществ в атмосферу.

— Понятно, что человечество наносит определенный экологический вред своей среде обитания. Но, если мы говорим о глобальном потеплении, то ученые до сих пор спорят, связаны ли эти изменения с антропогенным фактором, или это проявление циклов жизни нашей Солнечной системы.

Все эксперты сходятся в том, что к 2040 году потребность в энергии в мире возрастет примерно в 1,4 раза. При этом сейчас больше миллиарда человек не имеют доступа к электроэнергии вообще. Возобновляемая энергетика будет развиваться в 1,5 раза быстрее, чем традиционная. Пока она занимает в общем энергобалансе 6%, а будет — 8%. Нефть и газ в энергобалансе занимают 54%, в 2040 году эта цифра снизится до 52%. Произойдет перераспределение долей нефти и газа — доля газа сейчас составляет 22%, а будет 25-26%, доля нефти снизится. При этом углеводородный характер глобальной энергетики сохранится. Исходя из этих цифр, говорить о том, что возобновляемая энергетика начнет к тому времени доминировать, не приходится.

— В известном споре Германа Грефа и Анатолия Чубайса о возобновляемых источниках энергии, Греф считает, что, пока у нас есть дешевый газ, вкладываться в возобновляемые источники энергии экономически бессмысленно, а Чубайс полагает, что нам следует бежать вместе со всеми и стараться не сильно отставать. Получается, позиция Грефа ближе к реальности?

— Я так думаю, что этот спор актуален только для краткосрочного периода времени и преимущественно для нашей страны по причинам, о которых я уже сказал. Если рассмотреть дальнюю перспективу, технологии будущего для всего человечества — это, безусловно, возобновляемая и термоядерная энергетика. Наступит время, когда человечество вообще откажется от традиционных углеводородных источников энергии — лет через 100-150 это, возможно, уже случится. Но это произойдет не только благодаря возобновляемым источникам — вся современная традиционная энергетика и запасы ресурсов — это 15% от того потенциала, которым обладает ядерная энергетика. Что касается термоядерного синтеза, а он должен быть освоен до конца этого столетия, он станет практически неисчерпаемым источником энергии для человечества. К тому же когда-нибудь мы научимся не только производить энергию, но и хранить ее.

— Какова сейчас доля возобновляемых источников энергии в российском энергетическом секторе и в мире? И есть ли тенденция по ее увеличению?

— В 2015 году российские электростанции на основе ВИЭ давали 2,3 млрд кВт*ч. По сценарию, заложенному в проект «Энергостратегии-2035», к 2035 году возможен рост производства электроэнергии на электростанциях, функционирующих на основе ВИЭ, в 10-20 раз, до 29 — 46 млрд кВт*ч. Так что ожидается очень заметный, по сравнению с другими источниками, рост этого сектора. Но его доля в топливно-энергетическом балансе так и останется в пределах 3-4%.

В мире эта цифра сейчас равна 6%, к 2040 году составит 8%. При этом передовые страны строят весьма амбициозные планы по переходу к низкоуглеродной или даже безуглеродной экономике. Германия, например, планирует к 2050 году обеспечивать до 80% всей производимой электроэнергии в стране за счет возобновляемых источников и полностью перевести ряд секторов, например, жилой, на ВИЭ.

— Если попробовать представить себе, что в России — допустим, в Москве — будет внедряться возобновляемая энергетика, какие именно ее виды можно будет применять?

— Если говорить про Москву, то на крыши домов можно устанавливать солнечные панели — по этому пути сейчас идет, к примеру, та же Германия. Это удешевляет стоимость тепла, электроэнергии для потребителей, а также повышает надежность и эффективность доставки электроэнергии. По этому пути идут все страны, где электроэнергия очень дорогая. Мы тоже можем, но, когда традиционная энергетика дешевая, ни один бизнес не будет вкладываться в дорогую технологию. А если дотировать, то будут искажаться рыночные индикаторы стоимости энергии — это не самый хороший способ решения проблем в рыночной экономике.

Государство создает стимулы для развития ВИЭ. Нормативно-правовая база для поддержки подобных проектов в России уже принята. В 2013 году был введен механизм поддержки ветровых, солнечных и малых гидроэлектростанций на оптовом рынке электроэнергии и мощности, а в 2015 году — для розничного рынка. Ключевая цель изменений на ОРЭМ — способствовать повышению инвестиционной привлекательности проектов по строительству генерирующих объектов на основе возобновляемых источников энергии. Изменения на розничном рынке электроэнергии позволяют региональным органам власти самостоятельно принимать решения о поддержке генерирующих объектов ВИЭ с учетом их экономической и экологической целесообразности.

Лучшие проекты отбираются, им обеспечивается поддержка по поставкам электроэнергии на оптовом и розничном рынках. Сейчас они могут работать только в сочетании с централизованным энергообеспечением. Недавно был принят закон для поддержки электроэнергии, производимой на основе торфа — для этого торф был приравнен к возобновляемым источникам энергии. Благодаря этому там, где есть много торфа, его можно использовать для получения тепла и электроэнергии.

— Когда в России может быть реализована возможность для домохозяйств, обеспеченных собственными мощностями генерации (солнечными панелями или ветрогенераторами), продавать энергию в общие электросети?

— Думаю, в дальней перспективе, по мере роста стоимости первичной энергии для домохозяйств. Если им это будет выгодно, то это будет. Должен сработать экономический стимул. В Германии он есть, в том числе, потому что субсидируется государством.

— Какие тренды в области энергетики вы считаете наиболее значимыми для России?

— Первая — развитие конкуренции. У нас сегодня доминирует централизованное энергообеспечение. И наша задача — создать ему конкуренцию на розничном рынке, развивать распределенную энергетику, возобновляемые источники энергии, оптимизировать баланс централизованного и не централизованного энергообеспечения. Это позволит повысить устойчивость, надежность и качество энергоснабжения.

Второй тренд — интеллектуальная энергетика сети. Очень перспективное направление, которое развивается благодаря цифровизации. Она позволяет обрабатывать большие массивы данных. Переход к интеллектуальной энергетике даст возможность оптимизировать всю систему производства, передачи и распределения электроэнергии, снизит затраты, даст высокий экономический эффект, повысит и безопасность энергообеспечения, и его качество.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Народ против транспорта: почему люди недовольны, когда в городах строят новые станции метро
Идеи
«Лиза Алерт»: как беспилотники и краудсорсинг помогают искать пропавших людей
Кейсы
Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Идеи
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Тренды
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Кейсы
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения