Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Обучение машин

Эсанеддин Асгари и Хинрих Шутце из Университета Людвига-Максимилиана в Мюнхене (Германия) создали новый метод поиска ключевых элементов почти любого языка, который можно использовать как ступень к машинному переводу.

Новая технология основана на едином тексте, переведенном как минимум на 2000 различных языков — Библии. На основе этих переводов была составлена база данных — Parallel Bible Corpus. Ее недостаточно для промышленных машин вроде Google и других платформ, поэтому Асгари и Шутце придумали другой подход, основанный на способе выражения в различных языках одной грамматической категории — времени.

Большинство языков использует для обозначения времени особые слова или буквенные сочетания. Например, в креольском языке (относительно молодом и простом, поэтому ученые взяли его за образец), прошедшее время обозначается словом «ti». Выделив его и другие указатели на прошлое время в еще 10 языках, они начали поиск по параллельному своду текстов Библии, и обнаружили лингвистические конструкции, выполняющие те же функции в английским и немецком языках, а также в гораздо менее распространенных: в языке гурманчема востока Буркина-Фасо или ялунка, на котором говорят в Западной Африке.

Это позволило ученым создать карту, показывающую, как связаны языки, использующие схожие конструкции для передачи времени. Они разработали компьютерный метод, показывающий, как носители 1000 языков применяют настоящее, прошлое и будущее времена. Это крупнейшее межъязыковое исследование, известное науке.

Карта языковых времен позволяет лучше понять эволюцию языка. Этот же подход можно распространить и на другие лингвистические категории, что упрощает разработку средств машинного перевода на основе ИИ. Отсутствие возможности автоматически переводить на редкий язык ускоряет процесс вымирания языка. Такую тенденцию лингвисты уже наблюдали на примере телевидения: язык, на котором ведется вещание, становится более популярным.

Больше половины населения планеты говорит на пяти языках — английском, испанском, китайском, русском и хинди. На 100 языках говорят 95% жителей Земли. Остальным достались менее распространенные наречия, всего около 6900. На некоторых из них говорят менее 1000 человек, и они могут перейти в категорию мертвых в ближайшие сотню лет. Вместе с ними уйдет и их культурное наследие: уникальные истории, юмор, даже эмоции, пишет MIT Technology Review.

Машинный перевод работает только для единиц самых распространенных языков. Недавно к нейросети Google Translate, которая до того охватывала только 9 языков, присоединились еще три, в том числе — русский. Впрочем, по мнению некоторых исследователей, лет через 10 проблемы языкового барьера у людей не будет.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Роботы-жуки Shrimp спасут людей во время природных катастроф
Тренды
Израильский стартап представил дрона-камикадзе — он может специально столкнуться с препятствием
Военные дроны
Тренды
Российские пользователи смогут оплачивать покупки с MasterCard с помощью подмигивания на камеру
HR-аналитики представили лучшие IT-компании 2018 года в России
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения