Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Китайская полиция собирает ДНК граждан для создания национальной биометрической базы, сообщает Human Rights Watch. Вопрос защиты персональных данных остается открытым. По сведениям HRW, в базе уже собраны образцы ДНК 40 млн человек, включая мигрантов, диссидентов и мусульман-уйгуров.

Во многих регионах Китая полиция принуждает сдавать кровь для получения образцов ДНК граждан, которые не находятся под арестом и не подозреваются в преступлении. Особое внимание полицейские уделяют неблагонадежным с точки зрения властей группам — мигрантам, диссидентам и уйгурам, исповедующим ислам. Отказаться от процедуры нельзя, пишет Human Rights Watch.

Национальную поисковую биометрическую базу начали создавать еще в начале 2000-х годов в рамках проекта «Золотой щит». К концу 2015 года в распоряжении Министерства общественной безопасности КНР находилось 44 млн единиц данных, в том числе 40 млн сведений об отдельных гражданах и 1,5 млн сведений об уликах с мест преступлений. Существует и другая база данных ДНК, созданная для расследования дел по торговле людьми. В ней собрано 513 000 образцов ДНК.

Правительство Китая признает, что создало самые крупные базы данных ДНК в мире и утверждает, что использует их для расследования преступлений и опознавания бездомных людей и найденных тел. Но, как утверждает HRW, собранные данные не всегда связаны с какими-либо уголовными или административными делами.

Согласно 130 статье китайского УК, полиция имеет право собирать биологический материал, но только у преступников и их жертв. Как долго данные могут храниться в базе, как их используют и распространяют — подобные вопросы китайский закон не регулирует.

Граждане, прошедшие через процедуру взятия ДНК, пишут в соцсетях, что к ним приходили домой или на работу. Полиция не показывала ордера и не извещала заранее о своем прибытии. У некоторых требовали образцы ДНК при получении документов, в том числе паспортов. В отдельных случаях генетический материал получали в ходе допросов, хотя обвинений не предъявляли.

В 2013 году без объяснения причин генетические образцы взяли у 5000 студентов мужского пола в одном из вузов в провинции Шаньдун.

В официальных заявления полиция Китая сообщает, что заинтересована в фокусных группах граждан. К ним относятся политические активисты, мигранты и приезжие из других китайских регионов. По этой причине заборы генетических образцов часто проводят в хостелах, развлекательных заведениях, интернет-кафе и на съемных квартирах. Якобы процедуры проводятся для контроля за подозрительными гражданами и для «поддержания стабильности».

Как отмечает HRW, базы данных ДНК не только позволяют с легкостью находить людей, но и обнаруживать их родственников. Организации по правам человека обеспокоены происходящим в Китае и отмечают, что даже несмотря на пользу биометрических баз при расследовании преступлений, внедрение таких систем должно строго регулироваться.

В Китае все чаще используют биометрическую идентификацию якобы для удобства граждан. Так систему распознавания лиц используют на вокзалах, а компания EyeSmart предлагает детям пройти добровольное сканирование радужки глаза. В прошлом году также стало известно, что Коммунистическая партия Китая к 2020 году планирует запустить сервис оценки политической благонадежности граждан. Баллы будут присуждать за порядочность и следование плану партии, а снизить рейтинг могут за нарушение ПДД или публикацию жалоб в интернете. Обладатели низкого рейтинга подвергнутся усиленной слежке и лишатся ряда привилегий.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения