Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Образ будущего

Американские технологические компании завоевывают все большее влияние на сторонних рынках: Apple занимается банковскими транзакциями, Facebook выпускает VR-гарнитуры, а Amazon покупает сеть супермаркетов Whole Foods. Полные желания изменить мир ИТ-гиганты превращаются в монополистов, в руках которых сосредоточены услуги и товары, а вместе с ними — власть и деньги.

Американские ИТ-компании со своими амбициозными лидерами все больше распространяют свое влияние на существующие рынки. Мессианский посыл технологических гигантов сводится к изменению (или подрыву) всех существующих в мире индустрий — от производства автомобилей до банковских платежей. Колумнист The Wall Street Journal Кристофер Мимс в своем тексте доказывает, что недавнее приобретение Amazon сети Whole Foods нельзя считать одним лишь логическим бизнес-решением. За этим шагом стоит стратегический расчет грамотного монополиста.

Мимс приводит в пример последние трансформации в бизнес-моделях современных ИТ-компаний. Так Apple — производитель компьютеров и телефонов — занялась разработкой робомобилей, банковскими транзакциями и созданием телепередач. В распоряжении компании находятся наличные деньги на сумму более $256 млрд долларов.

В то же время соцсеть Facebook строит дроны, а Марк Цукерберг называет FB аэрокосмической компанией. Alphabet поглотила индустрию картографии, создала Android, а теперь экспериментирует с системами раздачи интернета и технологиями по продлению жизни человека. Предприниматель Илон Маск уже давно не ассоциируется с одной отраслью — он осваивает все, от энергетики до космоса.

При этом еще 15 лет назад нельзя было представить, что ИТ-компании начнут стремительно пожирать сторонние индустрии и превращаться в конгломераты планетарного масштаба.

Но лидером нового монополистического движения автор считает компанию Amazon. В отличие от других корпораций, Amazon берет на себя решение самых простых, повседневных задач. Пока Google и Facebook только пытаются получить прибыль от своих основных предприятий, Джефф Безос создает компанию за компанией, каждая из которых приносит прибыль, или хотя бы не приносит убытки.

Amazon двигается по вертикали через цепочки поставок, в которых товары создаются и транспортируются. Используя свой опыт управления сайтами, компания создала инфраструктуру платформ Amazon Web Services — теперь это предприятие оценивается в $14 млрд в год. Также компания разрабатывает собственную сеть грузовиков и самолетов, чтобы подорвать сферу транспортировки грузов. Офлайн-торговля — это следующий этап продвижения компании, уверен Мимс.

«Представьте, если Amazon, в которой уже сейчас работает 340 000 человек, станет крупнейшим американским работодателем. Представьте, что все мы будем тратить деньги в ее магазинах, а дома будет смотреть произведенный компанией контент. И в новостях будут показывать Джеффа Безоса — президента недавно созданного Североамериканского союза», — шутит Мимс.

Однако, отмечает автор, в его шутке много правды. И хотя людям нравится потреблять товары, услуги и инновации американских гигантов, все же им стоит задуматься — готовы ли они передать столько власти в руки небольшой горстки ИТ-корпораций.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

В США разрешили публиковать чертежи для печати 3D-оружия
Тренды
Появился первый 4D-тур по винокурне
Тренды
ИИ научился предсказывать реакции химических элементов и находить новые соединения
Тренды
Facebook снова разрабатывает спутники для раздачи интернета из космоса
Тренды
Тренды
Децентрализованная альтернатива YouTube запустится в октябре
Ученые представили датчик, который определяет уровень гормона стресса через пот
Тренды
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы