Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Обладатели большой власти часто проявляют импульсивность, недальновидность и пониженную эмпатию. Аналогичные черты демонстрируют и пациенты, перенесшие травму мозга. На странный «парадокс власти» обратило внимание сразу несколько психологов.

Профессор психологии Калифорнийского университета в Беркли Дахер Келтнер в течение 20 лет наблюдал за людьми, занимающими руководящие должности. Ученый обнаружил, что власть делает управленцев более импульсивными, мешает им трезво оценивать риски и ставить себя на место других людей. Такая же симптоматика характерна для пациентов с травмами мозга.

В ходе одного из экспериментов Келтнер оценил способность власть имущих к эмпатии. В исследовании приняло участие 118 человек. Их поделили на пары и попросили сесть на расстоянии 60 см друг от друга. Во время опыта участники должны были регистрировать показатели социальной власти и описывать свое эмоциональное состояние, также психологи считывали физиологические показатели респондентов.

Участников эксперимента попросили вспомнить эмоционально травмирующую ситуацию, пережитую за последние пять лет. Воспоминание нужно было записать, а затем обсудить с собеседником. Респонденты, обладающие большей властью, меньше реагировали на эмоциональные истории собеседников и проявляли меньше сочувствия.

В интервью The Atlantic автор исследования Дахер Келтнер назвал это явление парадоксом власти. Как только люди занимают руководящую позицию, они утрачивают качества, которые помогли им когда-то завоевать свое место.

Другие исследования также доказали, что у обладателей власти снижается эмпатия. Психолог Адам Галински провел эксперимент, участники которого должны были нарисовать себе на лбу букву E так, чтобы ее могли прочитать другие респонденты. Задание позволяет оценить, насколько человек может смотреть на себя со стороны. Люди, которые считали себя властными, в три раза чаще рисовали букву E зеркально, так что ее было сложнее прочитать.

Эксперт по нейронаукам Сухвиндер Обхи из Университета МакМастера также обнаружил снижение эмпатии у властных людей. Участники исследования Обхи смотрели видео, на котором рука сжимала резиновый мяч. Во время просмотра транскраниальная магнитная стимуляция позволила определить, какие части мозга респондентов реагируют на видеоролик. Лишенные власти люди живо откликались на видео — в их мозгу возникало желание так же сжать мяч. У обладателей власти этот эффект не наблюдался.

Проведя несколько похожих исследований, Обхи пришел к выводу, что власть имущие перестают «зеркалить» своих собеседников. Они не смеются, если смеется собеседник, и не испытывают напряжения, когда его испытывают все остальные. Причем даже если они прилагают усилия, чтобы имитировать эмоции, это не влияет на результат.

Особенности человеческой психологии делают людей непригодными для управленческой работы, считают некоторые эксперты. Именно поэтому лучшим кандидатом на пост президента может стать искусственный интеллект. Алгоритмы работают с большими массивами данных и учатся на своих ошибках, тогда как большинство президентов-людей на это не способно.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Дмитрий Филатов, Sistema_VC: стартапы — это в первую очередь про людей, а во вторую — про деньги
Мнения
Эра Data Science: как меняется бизнес с приходом big data и новых технологий
Тренды
Народ против транспорта: почему люди недовольны, когда в городах строят новые станции метро
Идеи
«Лиза Алерт»: как беспилотники и краудсорсинг помогают искать пропавших людей
Кейсы
Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
Кейсы
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Тренды
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Мнения
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды