Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Идеи

Совет американского медицинского регулятора FDA предлагает выдать разрешение на проведение онкотерапии с использованием генного редактирования клеток. Первым вывести инновационную методику лечения на рынок планирует фармацевтическая компания Novartis, однако позволить ее себе смогут немногие — ожидается, что терапия будет стоить $300 000.

Совет при Управлении по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) единогласно поддержал применение редактирования генома для лечения рака. Регулятор пока не принял окончательное решение, но сам проект уже назвали новой эрой в медицине.

Ученые давно тестируют генное редактирование в лабораторных условиях. Т-клетки пациентов, отвечающие за иммунный отклик, корректируют на генном уровне и «заряжают» их на борьбу с раком, а затем вновь внедряют пациенту. Для каждого пациента терапию создают индивидуально. В результате организм человека превращается в «живое лекарство», которое стимулирует иммунную систему и борется с болезнью. Одна «заряженная» Т-клетка способна уничтожить 100 000 клеток рака, отмечает The New York Times.

Одной из первых вывести генную терапию на рынок собирается фармацевтическая корпорация Novartis. На основе генной терапии компания разработала метод лечения лейкемии, а со временем появятся аналогичные методы для борьбы с миеломной болезнью и опухолями мозга. Препарат компании получил название CTL019, или тизагенлеклусел.

Novartis берет у пациента необходимые клетки, затем замораживает их, транспортирует в специальную лабораторию, где их подвергают редактированию. Обновленные клетки снова замораживают и доставляют в больницу. Клинические испытания показали, что одна доза клеток помогает привести в состояние ремиссии пациента, которому не помогают другие методы лечения.

Novartis уже провела исследование с участием 63 пациентов, которые получили экспериментальную «вакцину». Из них 82,5% пришли в состояние ремиссии, остальные не выжили. Однако исследователи допускают, что применение лечения на более ранних сроках может оказаться более эффективным.

Однако совет FDA считает, что генную терапию стоит ввести для лечения В-клеточного острого лимфобластного лейкоза из клеток-предшественников только у пациентов в возрасте от 3 до 25 лет, которым не помогает лечение или которые вышли из состояния ремиссии.

Одну из пациенток с таким диагнозом уже удалось спасти благодаря генной терапии. Американка Эмили Уайтхэд стала первым ребенком, получившим модифицированные Т-клетки. В 6 лет она перенесла терапию и тяжелые побочные эффекты, но смогла вылечиться и выжить.

Именно тяжелые побочные эффекты останавливают FDA от одобрения нового вида терапии. Науке до сих пор неизвестно, как введение модифицированных клеток проявит себя через годы. Если регулятор одобрит метод, то за пациентами, проходящими лечение, будут наблюдать в течение 15 лет.

Как утверждают в Novartis, сегодня перепрограммирование клеток занимает 22 дня, а не 4 месяца, как раньше. Цена терапии пока неизвестна, но аналитики полагают, что лечение обойдется в $300 000.

FDA постепенно выдает разрешения на новые практики в области фармацевтики и медицины. Так в мае американский регулятор впервые одобрил противораковый препарат, нацеленный на определенные биомаркеры, а не на конкретные части тела или органы. В июне стало известно, что FDA выступает за тестирование лекарств с использованием компьютерных симуляций — такой подход ускорит и удешевит производство новых медикаментов.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Кейсы
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды