Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Отданное на откуп рынку генное редактирование эмбриона человека ведет к появлению платных «дизайнерских младенцев». Guardian приводит мнение известного защитника прав человека в сфере медицины доктора Дэвида Кинга, который считает, что мы уже стали свидетелями рождения новой, потребительской евгеники.

Применение генного редактирования к эмбриону человека оправдывается борьбой с наследственными заболеваниями. Дескать, достаточно поправить пару генов и у вашего будущего ребенка не разовьется смертельно опасный порок сердца, который он неизбежно унаследует от предков. Но это ложный посыл, утверждает доктор Кинг. По его словам, проблема рождения детей с тяжелыми пороками развития давно решена. Они просто не рождаются, по крайней мере в развитых странах. Предупрежденные заранее женщины делают аборты на ранних стадиях беременности по медицинским показаниям.

«Медицинские обоснования траты миллионов долларов на генетические исследования такого рода крайне шаткие. Было бы гораздо эффективнее потратить эти деньги на разработку эффективных лекарств для уже живущих людей, которые страдают от наследственных генетических заболеваний», — пишет Кинг.

К сожалению генная инженерия используется в совершенно определенной рыночной нише — зарождающейся индустрии создания «дизайнерских младенцев». По сведениям доктора Кинга, один из ученых уже провел успешные эксперименты с получением эмбриона от трех родителей в Мексике для того, чтобы избежать запрета на подобные исследования, действующего в США и большинстве развитых стран. Методика зачатия от трех родителей была разработана для борьбы с крайне редкими митохондриальными мутациями, передающимися исключительно по женской линии. Однако используется она вовсе не в медицинских целях, а для того, чтобы смоделировать состояние здоровья и внешность будущего ребенка.

Кинг даже приводит конкретные расценки на донорские яйцеклетки на рынке США. Обычная женщина из среднего класса с непримечательной внешностью получит за свой генетический материал $5000, а высокая, красивая студентка престижного университета Лиги плюща — $50 000. «Свободный рынок в области генетических исследований неизбежно ведет к евгенике», — утверждает Дэвид Кинг.

Когда вы начинаете создавать общество, в котором дети богатых родителей получают биологическое превосходство над своими менее обеспеченными сверстниками, о равенстве можно забыть, говорит ученый. По его мнению, это похоже на ситуацию в некоторых азиатских странах, где предотвращают рождение или даже убивают новорожденных девочек, стремясь обзавестись наследником мужского пола.

Это уже привело к тому, что миру не хватает примерно 100 млн женщин для поддержания генетического разнообразия. Искусственный отбор младенцев еще больше усугубит эту проблему.

Именно из этих соображений большинство развитых стран ввели запрет на генную инженерию человека. Для обществ, зацикленных на инновациях, это довольно необычно и должно диктоваться действительно серьезными причинами. Этот запрет не связан с «защитой эмбрионов», он связан с социальными последствиями новой евгеники. В свое время экологи смогли поставить под контроль эксперименты с генномодифицированными сельскохозяйственными культурами. Теперь настала пора начинать кампанию за глобальный запрет генной инженерии человека. «Мы должны остановить коммерческую гонку за первым генномодифицированным ребенком», — призывает доктор Кинг.

На днях Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США запретило использовать методику так называемого зачатия от трех родителей в коммерческих целях тому самом ученому, о котором говорит Дэвид Кинг. Это руководитель центра по лечению бесплодия New Hope Джон Чжан. В прошлом году, если верить самому Чжану, в Мексике уже родился тот самый первый ГМ- ребенок, который был зачат с использованием генетического материала второй «матери».

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Кейсы
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды