Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Отданное на откуп рынку генное редактирование эмбриона человека ведет к появлению платных «дизайнерских младенцев». Guardian приводит мнение известного защитника прав человека в сфере медицины доктора Дэвида Кинга, который считает, что мы уже стали свидетелями рождения новой, потребительской евгеники.

Применение генного редактирования к эмбриону человека оправдывается борьбой с наследственными заболеваниями. Дескать, достаточно поправить пару генов и у вашего будущего ребенка не разовьется смертельно опасный порок сердца, который он неизбежно унаследует от предков. Но это ложный посыл, утверждает доктор Кинг. По его словам, проблема рождения детей с тяжелыми пороками развития давно решена. Они просто не рождаются, по крайней мере в развитых странах. Предупрежденные заранее женщины делают аборты на ранних стадиях беременности по медицинским показаниям.

«Медицинские обоснования траты миллионов долларов на генетические исследования такого рода крайне шаткие. Было бы гораздо эффективнее потратить эти деньги на разработку эффективных лекарств для уже живущих людей, которые страдают от наследственных генетических заболеваний», — пишет Кинг.

К сожалению генная инженерия используется в совершенно определенной рыночной нише — зарождающейся индустрии создания «дизайнерских младенцев». По сведениям доктора Кинга, один из ученых уже провел успешные эксперименты с получением эмбриона от трех родителей в Мексике для того, чтобы избежать запрета на подобные исследования, действующего в США и большинстве развитых стран. Методика зачатия от трех родителей была разработана для борьбы с крайне редкими митохондриальными мутациями, передающимися исключительно по женской линии. Однако используется она вовсе не в медицинских целях, а для того, чтобы смоделировать состояние здоровья и внешность будущего ребенка.

Кинг даже приводит конкретные расценки на донорские яйцеклетки на рынке США. Обычная женщина из среднего класса с непримечательной внешностью получит за свой генетический материал $5000, а высокая, красивая студентка престижного университета Лиги плюща — $50 000. «Свободный рынок в области генетических исследований неизбежно ведет к евгенике», — утверждает Дэвид Кинг.

Когда вы начинаете создавать общество, в котором дети богатых родителей получают биологическое превосходство над своими менее обеспеченными сверстниками, о равенстве можно забыть, говорит ученый. По его мнению, это похоже на ситуацию в некоторых азиатских странах, где предотвращают рождение или даже убивают новорожденных девочек, стремясь обзавестись наследником мужского пола.

Это уже привело к тому, что миру не хватает примерно 100 млн женщин для поддержания генетического разнообразия. Искусственный отбор младенцев еще больше усугубит эту проблему.

Именно из этих соображений большинство развитых стран ввели запрет на генную инженерию человека. Для обществ, зацикленных на инновациях, это довольно необычно и должно диктоваться действительно серьезными причинами. Этот запрет не связан с «защитой эмбрионов», он связан с социальными последствиями новой евгеники. В свое время экологи смогли поставить под контроль эксперименты с генномодифицированными сельскохозяйственными культурами. Теперь настала пора начинать кампанию за глобальный запрет генной инженерии человека. «Мы должны остановить коммерческую гонку за первым генномодифицированным ребенком», — призывает доктор Кинг.

На днях Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США запретило использовать методику так называемого зачатия от трех родителей в коммерческих целях тому самом ученому, о котором говорит Дэвид Кинг. Это руководитель центра по лечению бесплодия New Hope Джон Чжан. В прошлом году, если верить самому Чжану, в Мексике уже родился тот самый первый ГМ- ребенок, который был зачат с использованием генетического материала второй «матери».

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Aston Martin создал частный самолет с вертикальным взлетом для борьбы с пробками
Идеи
«Ростех» представил камуфляж-хамелеон. Он сам меняет цвет в зависимости от окружающей среды
Идеи
Роскосмос запустит сверхтяжелую ракету-носитель на водородном топливе в 2027 году
Кейсы
Тренды
Ученые нашли простой способ производства резонаторов для солнечных батарей
Движения тела помогут обучить новичков управлению дронами
Идеи
CRISPR может вызвать более серьезные повреждения ДНК, чем думали ученые
Идеи
Химики назвали Туринскую плащаницу художественной подделкой
Мнения
Генетики обнаружили элементы, отвечавшие за выход растений на сушу
Идеи
Посмотрите, как победившие в конкурсе живописи RobotArt роботы подражают Ван Гогу
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Идеи
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы