Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Нейроинтерфейсы и усовершенствованные системы нейровизуализации уже позволяют ученым расшифровывать сигналы нервной системы и даже управлять ими. Хотя подобные разработки имеют огромное значение для науки, они вызывают этические, юридические и социальные вопросы. Об опасностях «взлома мозга» в своей колонке в Scientific American рассуждает эксперт по биоэтике Марчелло Йенка.

Мозг человека до сих пор мало изучен, но современные исследования помогают лучше понять механизмы его работы. А эксперименты с нейроинтерфейсами позволяют людям с ограниченными возможностями хотя бы частично восстановить утраченные функции. Этим планирует заняться компания Илона Маска Neuralink, которая разрабатывает «нейронное кружево» для терапевтических целей, а в перспективе — для прямого взаимодействия человека с компьютером.

По мнению биоэтика Марчелло Йенка, опасность в том, что многие нейротехнологии стали переходить из медицинской сферы в коммерческую. В некоторых случаях медицинскую визуализацию применяют даже в суде. Так в 2008 году жительницу Индии приговорили к пожизненному заключению на основании того, что сканирование ее мозга указало на «эмпирическое знание» об убийстве. Анализ активности мозга в будущем может стать аналогом детектора лжи. В этом контексте новости об ученых, которые определяют правдивость высказываний человека по МРТ, звучат пугающе.

Нейротехнологии проникают и в область обороны. С их помощью военные надеются повысить внимательность и скорость реакции у солдат. В то же время DARPA проводит конкурсы на создание наиболее эффективного нейроинтерфейса.

Йенка признает, что технологии «взлома мозга» можно воспринимать как часть нового цифрового мира, в котором наше личное пространство постепенно сужается. Однако ментальная приватность всегда была незыблемым правом человека. Новые технологии могут привести к переосмыслению базовых прав человека и даже появлению отдельных прав в области неврологии. О понятии когнитивной свободы уже говорят юристы. Люди должны обладать правом на ментальную приватность, которое защитит человека от вторжения третьей стороны в мыслительные процессы и от несанкционированного сбора данных. Утечки данных на нейронном уровне принесут намного больше проблем, чем взлом компьютерной базы данных, считает Йенка.

Методы анализа мозговой деятельности могут взять на вооружение как суды, так и маркетинговые компании. О планах создать нейроинтерфейсы уже открыто заявляют Facebook, Samsung и Netflix, а многие ИТ-компании надеются в будущем заменить привычные методы ввода данных на системы мозг-компьютер.

Марчелло Йенка предлагает открыто обсуждать новые технологии с юристами, экспертами по нейронаукам и этике, а также с обычными гражданами. Только такой подход поможет минимизировать риски и защитить когнитивную свободу человека.

Юрист Кембриджского университета Кристофер Маркоу уже раскритиковал проект «нейронного кружева» Илона Маска и аналогичные разработки. Эксперт опасается, что нейроинтерфейсы сделают мозг человека объектом вожделения правительственных агентств, рекламодателей, страховых и маркетинговых компаний. Они будут следить за гражданами, контролировать их и управлять их желаниями, а, возможно, даже введут обязательную чипизацию населения.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — о промышленном интернете вещей, связи 5G и телеком-стартапах
Мнения
Геометрия помогла ученым превратить обычные клетки в стволовые
Тренды
Кейсы
Из-за глобального потепления к деревне в Гренландии приплыл огромный айсберг. Теперь ей грозит цунами
Rolls Royce представила летающее такси с вертикальным взлетом и посадкой
Тренды
НАСА показала фотографии «пауков» из темной пыли на поверхности Марса
Кейсы
На 3D-принтере напечатали рекордный по размерам предмет — крышку для топливных баков спутника
Кейсы
В ЮАР установили телескоп, с которого лучше всего видно Млечный путь. Его проектировали больше 10 лет
Кейсы
Плутон выровнялся с остальными планетами Солнечной системы. В следующий раз это произойдет в 2179 году
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения