Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Генетика

Генетики испанского Института сельского хозяйства в Кордове модифицировали геном пшеницы таким образом, чтобы люди с аллергией на глютен смогли без риска для здоровья есть хлеб и выпечку.

Глютен — это белок, содержащийся в пшенице и в родственных ей зерновых. В процессе выпекания он формирует эластичные цепочки, которые удерживают хлеб, когда он поднимается. Однако иммунная система некоторых людей реагирует на глютен неправильно. В таком случае его употребление может привести к расстройству кишечника, рвоте, недоеданию, повреждению мозга и даже раку. Такую реакцию, впрочем, вызывает не весь глютен, а его составная часть — глиадин. Поэтому команда ученых под руководством Франциско Барро решила избавиться от него, сохранив весь остальной глютен, без которого хлеба не испечь.

При помощи генетического редактирования они удалили из пшеницы 90% глиадина. Для этого ученые добавили гены, запускающие процесс РНК-вмешательства, который останавливает производство определенных белков. Но поскольку гены глиадина оставались при этом незатронутыми, теоретически существовал риск, что пшеница начнет заново вырабатывать этот белок.

Поэтому Барро и его команда использовали технологию CRISPR, чтобы очистить пшеницу от этого гена. Работа была проведена огромная, так как у этого злака не менее 45 копий гена белка глиадина. Тем не менее, ученым удалось избавиться от 35 из 45 этих генов. Работа еще не окончена, но хлеб уже получается вполне съедобный. Больших караваев из него не испечешь, но багеты и выпечка получается неплохая, сообщает New Scientist.

Пшеница может стать причиной воспалительных процессов не только из-за содержащегося в ней глютена. У людей, страдающих хроническими заболеваниями, множественным склерозом, астмой или ревматоидным артритом, такую реакцию может вызывать другое семейство белков пшеницы — ATI.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Facebook снова разрабатывает спутники для раздачи интернета из космоса
Тренды
Децентрализованная альтернатива YouTube запустится в октябре
Тренды
Ученые представили датчик, который определяет уровень гормона стресса через пот
Тренды
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
Умный дом
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения