Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Большинство ветряных электростанций будет сконцентрировано в Германии, Великобритании, Франции, Испании, Нидерландах и Бельгии. А вот страны Восточной Европы, за исключением Эстонии, останутся далеко позади, сообщает Clean Technica.

Энергия ветра обеспечит 30% потребностей Европы к 2030 году, судя по данным, которые Европейская ассоциация ветроэнергетики опубликовала сразу в двух своих докладах: «Прогноз до 2020 года» и «Сценарии до 2030 года».

В «Прогнозе» говорится, что если стандартные объемы ежегодного ввода в эксплуатацию ветровых электростанций будут составлять 12,6 ГВт (пока только 2017 год поставил рекорд со своими 14 ГВт), то к 2020 году их мощность составит 204 ГВт. Это превратит энергию ветра в самый востребованный источник возобновляемой энергии в Европе, обеспечив 16,5% всех ее потребностей в электричестве.

«Сценарии до 2030 года» рассматривают три возможных варианта развития событий. В основном сценарии Евросоюз достигает своей цели: 27% всех источников энергии к 2030 году будут возобновляемыми. В этом случае мощность ветряных электростанций достигнет 323 ГВт. Из них 253 ГВт будет приходиться на долю наземных электростанций, а 70 ГВт — на долю прибрежных. Сектор в целом вырастет более чем в два раза по сравнению с показателем 2016 года, а морская ветроэнергетика — в пять раз. Это эквивалентно 30% всех потребностей Евросоюза в электричестве. В проект к 2030 году вложат €239 млрд, что обеспечит рабочими местами 569 000 человек.

Однако, этот сценарий осуществим только при условии, что будут приняты соответствующие законы, а также внесены существенные изменения в систему энергетики. Не должно быть никаких серьезных кризисов в экономике, а доходы европейских государств должны длительное время оставаться на стабильном уровне. Кроме того, в электросеть нужно постепенно интегрировать электроэнергию возобновляемых источников.

Оптимистичный сценарий предполагает, что к 2030 году 35% всех источников энергии в Европе будут «чистыми». Это возможно только в том случае, если экономическая и политическая ситуация в регионе будет максимально благоприятной. Тогда установленная мощность ветроэнергетики вырастет до 397 ГВт. Дания, Эстония, Ирландия и Нидерланды будут получать 50% всего электричества от ветровых электростанций. А Германия, Франция и Великобритания будут производить 85 ГВт, 43 ГВт, 38 ГВт ветровой энергии соответственно.

Пессимистичный сценарий предполагает, что суммарная мощность европейских ветровых электростанций достигнет к 2030 году только 256,4 ГВт. Но и это составит 21,6% всей электроэнергии в ЕС и позволит уменьшить количество вредных выбросов в атмосферу на 279 мегатонн.

Тем временем, в Японии тоже ищут способы максимально использовать энергию возобновляемых источников. Исследователи института науки и технологий Окинавы начали проект под названием «Морской конек». Турбины, разработанные японскими инженерами, планируется поместить на место волнорезов, что позволит одновременно и защищать побережье от эрозии, и генерировать электричество. Используя в этих целях всего 1% прибрежной зоны Японии, можно будет производить 10 гигаватт электроэнергии, что эквивалентно работе 10 атомных электростанций.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Кейсы
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения