Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Большинство ветряных электростанций будет сконцентрировано в Германии, Великобритании, Франции, Испании, Нидерландах и Бельгии. А вот страны Восточной Европы, за исключением Эстонии, останутся далеко позади, сообщает Clean Technica.

Энергия ветра обеспечит 30% потребностей Европы к 2030 году, судя по данным, которые Европейская ассоциация ветроэнергетики опубликовала сразу в двух своих докладах: «Прогноз до 2020 года» и «Сценарии до 2030 года».

В «Прогнозе» говорится, что если стандартные объемы ежегодного ввода в эксплуатацию ветровых электростанций будут составлять 12,6 ГВт (пока только 2017 год поставил рекорд со своими 14 ГВт), то к 2020 году их мощность составит 204 ГВт. Это превратит энергию ветра в самый востребованный источник возобновляемой энергии в Европе, обеспечив 16,5% всех ее потребностей в электричестве.

«Сценарии до 2030 года» рассматривают три возможных варианта развития событий. В основном сценарии Евросоюз достигает своей цели: 27% всех источников энергии к 2030 году будут возобновляемыми. В этом случае мощность ветряных электростанций достигнет 323 ГВт. Из них 253 ГВт будет приходиться на долю наземных электростанций, а 70 ГВт — на долю прибрежных. Сектор в целом вырастет более чем в два раза по сравнению с показателем 2016 года, а морская ветроэнергетика — в пять раз. Это эквивалентно 30% всех потребностей Евросоюза в электричестве. В проект к 2030 году вложат €239 млрд, что обеспечит рабочими местами 569 000 человек.

Однако, этот сценарий осуществим только при условии, что будут приняты соответствующие законы, а также внесены существенные изменения в систему энергетики. Не должно быть никаких серьезных кризисов в экономике, а доходы европейских государств должны длительное время оставаться на стабильном уровне. Кроме того, в электросеть нужно постепенно интегрировать электроэнергию возобновляемых источников.

Оптимистичный сценарий предполагает, что к 2030 году 35% всех источников энергии в Европе будут «чистыми». Это возможно только в том случае, если экономическая и политическая ситуация в регионе будет максимально благоприятной. Тогда установленная мощность ветроэнергетики вырастет до 397 ГВт. Дания, Эстония, Ирландия и Нидерланды будут получать 50% всего электричества от ветровых электростанций. А Германия, Франция и Великобритания будут производить 85 ГВт, 43 ГВт, 38 ГВт ветровой энергии соответственно.

Пессимистичный сценарий предполагает, что суммарная мощность европейских ветровых электростанций достигнет к 2030 году только 256,4 ГВт. Но и это составит 21,6% всей электроэнергии в ЕС и позволит уменьшить количество вредных выбросов в атмосферу на 279 мегатонн.

Тем временем, в Японии тоже ищут способы максимально использовать энергию возобновляемых источников. Исследователи института науки и технологий Окинавы начали проект под названием «Морской конек». Турбины, разработанные японскими инженерами, планируется поместить на место волнорезов, что позволит одновременно и защищать побережье от эрозии, и генерировать электричество. Используя в этих целях всего 1% прибрежной зоны Японии, можно будет производить 10 гигаватт электроэнергии, что эквивалентно работе 10 атомных электростанций.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Кейсы
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Кейсы
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Тренды
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом