Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Нейрофизиологи из Рурского университета в Бохуме (Германия) устроили соревнование между геймерами и не-геймерами, чтобы выявить, кто лучше способен к обучению. По результатам теста геймеры продемонстрировали гораздо более высокие показатели. Кроме того, их зоны мозга, отвечающие за обучение, оказались гораздо более активны, чем у людей, которые не играют в видеоигры, сообщает Science Daily.

Исследователи собрали группу из 17 геймеров, которые тратят на компьютерные игры в жанре экшн более 15 часов в неделю. Контрольная группа состояла из 17 добровольцев, которые не играют в видеоигры или делают это от случая к случаю. Обе группы должны были сделать так называемый «прогноз погоды» — отлично зарекомендовавший себя тест для выявления способностей к оценке вероятностей. В процессе исследователи регистрировали активность мозга участников с помощью магнитно-резонансной томографии.

Участникам показывали комбинацию из трех карт с нарисованными на них символами. Комбинации символов были составлены таким образом, чтобы предсказать вероятность дождя или солнечной погоды. Исходя из этих подсказок, участники эксперимента должны были угадать, какой будет погода, и немедленно получали ответ, правы они оказались или нет. Опираясь на эти ответы, они постепенно начинали догадываться, за какой прогноз отвечают те или иные символы. После того, как обе группы справились с заданием, им выдали анкету для заполнения. В ней нужно было указать, какие именно комбинации карт предсказывали конкретные природные явления.

Результаты геймеров оказались значительно лучше, чем у контрольной группы. Даже в тех случаях, когда комбинация карт показывала высокий уровень неопределенности, например, 60% вероятности дождя и 40% вероятности солнечной погоды. Кроме того, анализ анкет показал, что геймеры усвоили больше информации относительно значений комбинаций карт, чем контрольная группа.

«Наше исследование продемонстрировало, что геймеры гораздо более способны к быстрому анализу ситуации, усвоению новой информации и классификации фактов. Особенно в ситуациях с высокой долей неопределенности», — заявила одна из организаторов эксперимента Сабрина Шенк.

Такого рода обучение связано с повышением активности в гиппокампе — зоне мозга, которая играет основную роль при обучении и запоминании. Исследователи считают, что именно этот участок мозга и тренируют видеоигры. «Играть в них полезно не только молодым людям, но и пенсионерам. Ведь изменения в гиппокампе могут привести к проблемам с памятью. Возможно, в будущем мы сможем лечить подобные проблемы с помощью компьютерных игр», — предположила Шенк.

Играть в видеоигры сейчас советуют даже чиновникам. По крайней мере, так написал в своей колонке в Guardian филолог и эксперт по компьютерным играм Роб Галлахер. По его мнению, разработчикам удалось создать гид по отношениям человека с цифровыми системами. Многие игры описывают антиутопичную реальность, с которой нам уже приходится иметь дело: возросшее влияние соцсетей на жизнь современного человека, биометрическую идентификацию, проблемы идентичности, памяти и машинного интеллекта. И этот гид, считает Галлахер, следует освоить всем политикам.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — о промышленном интернете вещей, связи 5G и телеком-стартапах
Мнения
Геометрия помогла ученым превратить обычные клетки в стволовые
Тренды
Кейсы
Из-за глобального потепления к деревне в Гренландии приплыл огромный айсберг. Теперь ей грозит цунами
Rolls Royce представила летающее такси с вертикальным взлетом и посадкой
Тренды
НАСА показала фотографии «пауков» из темной пыли на поверхности Марса
Кейсы
На 3D-принтере напечатали рекордный по размерам предмет — крышку для топливных баков спутника
Кейсы
В ЮАР установили телескоп, с которого лучше всего видно Млечный путь. Его проектировали больше 10 лет
Кейсы
Плутон выровнялся с остальными планетами Солнечной системы. В следующий раз это произойдет в 2179 году
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения