Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
ДНК-технологии

Присяжные часто полагают, что найденные на месте преступления следы ДНК являются неопровержимыми уликами, но это далеко не так. Чем изощреннее становится технология судебной экспертизы, тем сложнее интерпретировать ее результаты, пишет The Guardian.

Впервые анализ на ДНК в криминалистике применили 31 год назад, в деле Даун Эшворт, 15-летней школьницы, изнасилованной и задушенной в английском графстве Лестершир. С тех пор этот метод сбора доказательств приобрел репутацию неопровержимого. Несомненно, в некоторых случаях совпадение ДНК, найденной на месте преступления, с образцами подозреваемого, может считаться надежным свидетельством.

«Иногда мы получаем очень четкую картину, и точно понятно, как материал попал на место преступления. И также четко ясно, что это произошло вследствие преступной деятельности, — говорит Рут Морган, директор Центра криминалистики Университетского колледжа Лондона. — Классический пример — сперма на одежде, принадлежащей несовершеннолетним».

Однако, согласно опубликованному Морган и ее коллегами исследованию, в 218 случаях с 2010 по 2016 гг. данные ДНК только помешали следствию, а их значимость, законность или польза в суде были поставлены под сомнение. В исследовании 2015 года ФБР забило последний гвоздь в анализ волос, заодно подвергнув критике совпадение отпечатков пальцев, найденных на месте преступления.

Но вместе с появлением технологии, позволяющей провести анализ ДНК за минуты, возникают новые трудности. Усложняет картину то, не только, что бывает невозможно определить, что именно стало источником ДНК — кожа, слюна или другие выделения, но и то, что эти материалы часто бывают неоднородными, перемешанными с образцами других людей. ДНК, полученные с одежды, могут принадлежать тому, кто постоянно ее носит, или тому, кто надевал ее последним. Хуже того, в одних и тех же обстоятельствах некоторые люди оставляют ДНК, а другие — нет. Это может зависеть от разных факторов, например, от того, как часто человек моет руки или от состояния его здоровья.

Кроме того, ДНК может попадать с одежды одного человека на одежду другого, если люди живут под одной крышей, например, во время стирки или просто через третьи предметы. Так, в деле об убийстве британской студентки в Италии в 2007 году образцы спермы бойфренда соседки жертвы были найдены на ее бюстгальтере, но в ходе расследования была доказана его невиновность.

К сожалению, считает Морган, средства, которые выделяются на исследования в этой области, уходят в основном на изобретение новых гаджетов и миниатюризацию существующей технологии, а ученым приходится обращаться к краудсорсингу, чтобы собрать средства на интерпретацию данных судебной экспертизы.

В 2015 году советник президента США по криминалистике заявил, что в случае многих субстанций, которые мы теперь научились обнаруживать, «наша способность анализировать превосходит нашу способность интерпретировать».

Разделить смешанные в одном образце ДНК множества людей не зная, сколько человек могло их оставить, практически невозможно, если не прибегать к помощи машинного интеллекта. Ученые Института криминалистики и национальной безопасности (FNSSI) США разработали и запатентовали механизм вероятностной оценки числа источников ДНК в образцах смешанного происхождения.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Дмитрий Филатов, Sistema_VC: стартапы — это в первую очередь про людей, а во вторую — про деньги
Мнения
Эра Data Science: как меняется бизнес с приходом big data и новых технологий
Тренды
Народ против транспорта: почему люди недовольны, когда в городах строят новые станции метро
Идеи
Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
Кейсы
«Лиза Алерт»: как беспилотники и краудсорсинг помогают искать пропавших людей
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Тренды
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Мнения
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды