Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
ДНК-технологии

Присяжные часто полагают, что найденные на месте преступления следы ДНК являются неопровержимыми уликами, но это далеко не так. Чем изощреннее становится технология судебной экспертизы, тем сложнее интерпретировать ее результаты, пишет The Guardian.

Впервые анализ на ДНК в криминалистике применили 31 год назад, в деле Даун Эшворт, 15-летней школьницы, изнасилованной и задушенной в английском графстве Лестершир. С тех пор этот метод сбора доказательств приобрел репутацию неопровержимого. Несомненно, в некоторых случаях совпадение ДНК, найденной на месте преступления, с образцами подозреваемого, может считаться надежным свидетельством.

«Иногда мы получаем очень четкую картину, и точно понятно, как материал попал на место преступления. И также четко ясно, что это произошло вследствие преступной деятельности, — говорит Рут Морган, директор Центра криминалистики Университетского колледжа Лондона. — Классический пример — сперма на одежде, принадлежащей несовершеннолетним».

Однако, согласно опубликованному Морган и ее коллегами исследованию, в 218 случаях с 2010 по 2016 гг. данные ДНК только помешали следствию, а их значимость, законность или польза в суде были поставлены под сомнение. В исследовании 2015 года ФБР забило последний гвоздь в анализ волос, заодно подвергнув критике совпадение отпечатков пальцев, найденных на месте преступления.

Но вместе с появлением технологии, позволяющей провести анализ ДНК за минуты, возникают новые трудности. Усложняет картину то, не только, что бывает невозможно определить, что именно стало источником ДНК — кожа, слюна или другие выделения, но и то, что эти материалы часто бывают неоднородными, перемешанными с образцами других людей. ДНК, полученные с одежды, могут принадлежать тому, кто постоянно ее носит, или тому, кто надевал ее последним. Хуже того, в одних и тех же обстоятельствах некоторые люди оставляют ДНК, а другие — нет. Это может зависеть от разных факторов, например, от того, как часто человек моет руки или от состояния его здоровья.

Кроме того, ДНК может попадать с одежды одного человека на одежду другого, если люди живут под одной крышей, например, во время стирки или просто через третьи предметы. Так, в деле об убийстве британской студентки в Италии в 2007 году образцы спермы бойфренда соседки жертвы были найдены на ее бюстгальтере, но в ходе расследования была доказана его невиновность.

К сожалению, считает Морган, средства, которые выделяются на исследования в этой области, уходят в основном на изобретение новых гаджетов и миниатюризацию существующей технологии, а ученым приходится обращаться к краудсорсингу, чтобы собрать средства на интерпретацию данных судебной экспертизы.

В 2015 году советник президента США по криминалистике заявил, что в случае многих субстанций, которые мы теперь научились обнаруживать, «наша способность анализировать превосходит нашу способность интерпретировать».

Разделить смешанные в одном образце ДНК множества людей не зная, сколько человек могло их оставить, практически невозможно, если не прибегать к помощи машинного интеллекта. Ученые Института криминалистики и национальной безопасности (FNSSI) США разработали и запатентовали механизм вероятностной оценки числа источников ДНК в образцах смешанного происхождения.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения