Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Хэл Вэриан, главный экономист Google, рассуждает о том, как высотехнологичное будущее вернет нас к человеческому началу. Больше всего мы начнем ценить взаимоотношения между людьми. На первый план выйдет социальное и эмоциональное развитие, наравне с ремесленными и творческими навыками, пишет The Guardian.

Хэл Вэриан, главный экономист Google, назвал простой способ предсказания будущего. По его мнению, в будущем нас ждет то, что у богатых людей есть уже сейчас. У миллионеров есть личные водители — в будущем всех станут возить беспилотные автомобили. У богатых есть частные банкиры — в будущем у всех будут роботы-банкиры.

Кроме того, люди с семизначными цифрами на счете могут позволить себе не работать. Так может, вскоре и за нас все будут делать машины? А мы сможем тратить свое время на то, чего действительно хотим, а не в попытках заработать на еду и жилье?

Еще один экономист, Энди Хэлдейн из Bank of England, в 2015 году предсказал, что 15 млн рабочих мест в Великобритании окажется под угрозой автоматизации. И такие мрачные прогнозы делают все: политики, банкиры и промышленники. По подсчетам Джима Йонг Кима из World Bank, автоматизация затронет 69% рабочих мест в Индии, 77% в Китае и 85% в Эфиопии. Результаты исследования, проведенные в Оксфорде в 2013 году, позволили предположить, что 47% рабочих мест США отдадут роботам. Это значит, работа в привычном нам виде вскоре может исчезнуть.

Однако, подобные предсказания и даже оксфордские исследования подвергаются все большей критике. С технической точки зрения многие цифры попросту ошибочны. Например, в оксфордском отчете говорится, что в ближайшие два десятилетия профессия мастера по ремонту велосипедов будет автоматизирована на 94%. Но фактически вероятность этого равна нулю. Правда в том, что никто не знает, сколько конкретно рабочих мест исчезнет.

Более того: автоматизация 47% рабочих мест не равна 47-процентной безработице. Инновационные технологии уничтожают старые рабочие места и создают новые. Так уже не раз происходило в прошлом и у нас нет оснований полагать, что этого не случится в будущем. Конечно, не существует базового закона экономики, который бы гласил: «Количество исчезнувших рабочих мест прямо пропорционально количеству новых рабочих мест». Но это не значит, что роботизация повлечет за собой массовую безработицу.

Индустриальная революция в свое время избавила нас от многих видов тяжелого физического труда, и теперь люди заняты решением когнитивных задач. Но когда машины освоят серьезные мыслительные процессы, что останется нам? Кто-то считает, что востребованными будут профессии, связанные с ремонтом роботов. Однако, этот довод можно опровергнуть простым примером: тысячи сварщиков с автозаводов потеряли работу, а их места заняла всего пара-тройка инженеров, ответственных за техническое состояние роботов.

Поэтому людям в будущем предстоит решать задачи, которые неспособны выполнить машины. Но что, если однажды их интеллект станет выше нашего? И не будет такой работы, которую им не удалось бы сделать лучше нас? Значит, мы будем делать то, что сами предпочтем делать вместо роботов.

ИИ-революция заставит человечество переосмыслить то, что делает нас людьми. Теоретически, роботы смогут стать потрясающими художниками и музыкантами. Они нарисуют картины лучше, чем Пикассо и напишут музыку лучше, чем Бах. Однако, мы всегда предпочтем произведения искусства, созданные людьми. Мы захотим послушать монолог актера о любви, потому что он сам испытывал это чувство.

Ценность работников нового времени будет именно в способности передать свой человеческий опыт.

То же самое можно сказать и о ремесленниках — мы все больше начнем ценить вещи и продукты, сделанные человеческими руками. Отголоски этого уже сейчас можно наблюдать в хипстерской культуре. Продукты массового производства, сделанные роботами, будут дешевыми. А вот ручная работа станет редкой и очень дорогой.

В конце концов, мы больше всего начнем ценить взаимоотношения между людьми. Поэтому на первый план выйдет наше социальное и эмоциональное развитие, наравне с ремесленными и творческими навыками. И вся ирония в том, что высокотехнологичное будущее вернет нас к человеческому началу.

А вот британское издание MOO вместе с автором научно-фантастических книг Максом Глэдстоуном решили представить, какие принципиально новые профессии будут востребованы через 20 лет. В их числе оказались Дизайнер Персональной Виртуальной Реальности, Чистильщик Облака, Домашний Кибернетик и Цифровой Археолог.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Тренды
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения