Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Популяризация курсов базового программирования приводит к маргинализации профессии, считает колумнист Guardian Бен Тарнофф. Как следствие, рынок переполняют низкоквалифицированные специалисты, а зарплаты закономерно снижаются. ИТ-компании при этом щедро инвестируют в обучающие курсы программирования даже для детей. Однако цель технологических корпораций — это не взращивание талантов, а подготовка дешевой рабочей силы.

По данным Gallup на 2016 год, 40% американских школ преподают основы программирования. За последние годы этот показатель вырос на 15%. Нью-Йорк к 2025 году собирается сделать уроки информатики доступными для всех школьников штата. Лос-Анджелес обещает выполнить эту же задачу к 2020 году. А Чикаго уже к 2018 году собирается сделать информатику обязательным предметом на выпускных экзаменах.

В 2016 году частные компании потратили около $20 млн на подготовку учителей, разработку расписаний и лоббирование различных образовательных инициатив в области программирования. Из-за этого некоторые даже обвинили ИТ-компании в попытке подчинения образовательной системы США.

Эти тенденции обусловлены экономическими соображениями. Предполагается, что изучение основ программирования повысит шансы на успешную карьеру, даже если ситуация на рынке труда будет тяжелой. Многие, в том числе глава Apple Тим Кук, верят, что программисты составят новое ядро среднего класса.

Но, как пишет Тарнофф, экономике не нужно столько программистов. Исследование Института экономической политики показало, что американские вузы каждый год выпускают на 50% больше специалистов по компьютерным наукам, чем требуется рынку.

Обучение миллионов детей основам программирования маргинализирует профессию. С этой точки зрения крупные ИТ-компании, которые инвестируют в обучающие курсы, не хотят платить каждому зарплату, сопоставимую с зарплатой разработчика Facebook. Напротив, они хотят снизить требования к окладу за счет создания массовой и дешевой рабочей силы цифровой эпохи.

Уровень зарплат в ИТ-индустрии не меняется с конца 1990-х. С учетом инфляции среднестатистический программист сегодня зарабатывает столько же, сколько в 1998 году. По мнению Тарноффа, Кремниевая долина обладает удивительной способностью убеждать в том, что ее интересы совпадают с интересами всего человечества, но это не так.

ИТ-гиганты просто ищут способы не повышать сотрудникам зарплату. Компании сговариваются между собой, чтобы сотрудник не перешел в другую организацию с более выгодными условиями. Другой способ — нанимать специалистов из других стран, которые не рискуют обсуждать свою зарплату, чтобы не лишиться трудовой визы.

Основы программирования, по мнению автора статьи, — это такой же навык, что и плотничное дело. «Умение программировать не защищает человека от воздействия капитализма и конкуренции, как не защищает его и умение строить дома», — заключает колумнист.

Тарнофф не первым обрушился с критикой на Кремниевую долину. Ранее другой колумнист Guardian Ник Срничек предложил национализировать Google, Amazon и Facebook, пока они не стали глобальными монополистами. Автор Fast Company и футуролог Лиз Александр обвинила американские стартапы в псевдофутурологии. А редактор WIRED Эмили Дрейфус заявила, что компании из Долины не уделяют внимания реальным проблемам людей. На волне этих материалов некоторые, напротив, призывают не демонизировать Кремниевую долину и относиться к достижениям ИТ-компаний с уважением.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — о промышленном интернете вещей, связи 5G и телеком-стартапах
Мнения
Из-за глобального потепления к деревне в Гренландии приплыл огромный айсберг. Теперь ей грозит цунами
Кейсы
Rolls Royce представила летающее такси с вертикальным взлетом и посадкой
Тренды
На 3D-принтере напечатали рекордный по размерам предмет — крышку для топливных баков спутника
Кейсы
В ЮАР установили телескоп, с которого лучше всего видно Млечный путь. Его проектировали больше 10 лет
Кейсы
Кейсы
Плутон выровнялся с остальными планетами Солнечной системы. В следующий раз это произойдет в 2179 году
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Идеи
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды