Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Пока все внимание мировой общественности приковано к лауреатам Нобелевской премии, издание Quartz беспокоится, что самая престижная награда в мире обошла стороной технологии. Поэтому они составили список ученых, которые непременно должны были ее получить за неоценимый вклад в развитие человечества.

Шведский изобретатель Альфред Нобель учредил премию более ста лет назад, завещав обратить все свое имущество в ликвидные ценности и поместить в банк под проценты. «Доходы от вложений должны принадлежать фонду, который будет ежегодно распределять их в виде премий тем, кто в течение предыдущего года принес наибольшую пользу человечеству», — написал Нобель в своем завещании. Там же ученый указал категории, по которым должна присуждаться награда: физика, химия, литература, физиология или медицина, а также премия мира. В 1968 году к этому списку добавили экономику.

Однако, за 118 лет после смерти Нобеля мир сильно изменился. Индустриальная эпоха благополучно завершилась, и теперь мы живем в эру информатизации. Половина человечества переселилась в города, парниковый эффект достиг небывало высокого уровня, а мобильные телефоны стали самой популярной в мире технологией. У четырех миллиардов людей есть доступ к интернету, а потоки данных влияют на рост экономики сильнее, чем производственные товары.

Все эти изменения произошли исключительно благодаря технологиям, но за них до сих пор не дают Нобелевскую премию. Ни за автомобили, ни за лампочки, ни за мобильные телефоны, ни за интернет. Не дали премию изобретателям современного комбайна и ученым, которые первыми секвенировали человеческий геном. Не говоря уже о Николе Тесла и Томасе Эдисоне — гениях, которые навсегда изменили вектор развития человечества.

Если вдруг изобретателям и удается стать нобелевскими лауреатами, то только в категории физики. Например, Гульельмо Маркони за изобретение радиопередатчика (1909), а также создатели транзисторов (1956), лазера (1964), полупроводников (2000) и светодиодов (2014). Из 881 лауреатов Нобелевской премии всего 28 — инженеры или технологи.

Не менее незаслуженно награда обходит вниманием математиков, на что они не устают жаловаться десятилетиями. А ведь математика — самый универсальный язык, основа всех точных наук, самая важная теоретическая дисциплина. Есть легенда, что Альфред Нобель просто недолюбливал финского математика Рольфа Неванленна, и зная, что именно он станет первым лауреатом премии, решил вообще исключить математику из списка. По другой легенде, у жены Нобеля был любовник — шведский математик. Правда, эта версия не выдерживает никакой критики, поскольку Нобель не был женат.

Возможно, ученый просто не считал математику самостоятельной дисциплиной, воспринимая ее, как прикладную науку. Но и этот довод опровергнут великими открытиями ХХ века, начиная с теории относительности Эйнштейна и заканчивая бозоном Хиггза, которые напрямую вытекают из фундаментальных достижений в математической теории.

Однако, несмотря на очевидную несправедливость происходящего, Нобелевский комитет решил остановиться на экономике и больше не добавлять дисциплин в уже имеющийся список. Да, у инженеров, технологов, математиков и специалистов по информационным технологиям есть свои, не менее престижные награды. Но они не приковывают к себе и сотой доли внимания, которое достается Нобелевской премии.

В честь тех людей, которые своими открытиями сделали жизнь каждого человека на Земле лучше, Quartz составил список инженеров и изобретателей, которые не получили Нобелевскую премию, но полностью соответствуют ее критериям.

1. Уиллис Кэрриер — кондиционер, 1902
2. Орвилл и Невилл Райт — аэроплан, 1903
3. Альва Дж. Фишер — стиральная машина, 1908
4. Генри Форд — конвейер, 1909
5. Томас Е. Мюррей — электростанция, 1910
6. Фред Вольф — холодильник, 1913
7. Джон Лоуги Бэрд — телевизор, 1928
8. Томас Кэролл — самоходный комбайн, 1937
9. Кэтрин Блоджет — неотражающее стекло, 1938
10. Грейс Хоппер — язык программирования COBOL, 1950
11. Дэрил Чапин, Кэльвин Фуллер и Джеральд Пирсон — солнечные фотоэлектрические панели, 1954
12. Фрэнк Розенблатт — искусственные нейросети, 1958
13. Роберт Годдарт — ракетная техника, 1961
14. Малькольм МакЛейн — судно-контейнерная система, 1964
15. Стефани Куолек — кевлар, 1965
16. Рэй Томлинсон — электронная почта, 1972
17. Марти Купер — мобильный телефон, 1973
18. Роджер Истон, Иван Геттинг и Бредфорд Паркинсон — GPS, 1974
19. Реймонд Дамадьян — магнитно-резонансная томография, 1977
20. Стенли Уиттингэм и Джон Гуденаф — ионно-литиевые батареи, 1980
21. Тим Бернерс-Ли — интернет, 1991
22. Стив Джобс — iPhone, 2007
23. Сатоши Накамото — биткоин, 2008
24. Цуоми Миюсака, Нам-Гуй Парк и Генри Снейт — перовскитные солнечные элементы, 2009
25. Дженнифер Дудна и Эммануэль Шарпентье — CRISPR-Cas9, 2012

Кстати, технология редактирования гена CRISPR становится все более популярной. Ей находят все большее число применений: начиная с создания неприхотливых и более питательных растений и заканчивая редактированием генома человеческого эмбриона. Вот 7 вариантов того, как технология сможет изменить весь мир.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — о промышленном интернете вещей, связи 5G и телеком-стартапах
Мнения
На 3D-принтере напечатали рекордный по размерам предмет — крышку для топливных баков спутника
Кейсы
В ЮАР установили телескоп, с которого лучше всего видно Млечный путь. Его проектировали больше 10 лет
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Кейсы
Плутон выровнялся с остальными планетами Солнечной системы. В следующий раз это произойдет в 2179 году
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Идеи
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Тренды
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы