Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Борьба с раком

Апоптоз — процесс запрограммированной клеточной смерти, который давно предлагается использовать для лечения рака. Команде исследователей удалось найти способ использовать «белка-палача», запускающего апоптоз, для лечения острого миелоидного лейкоза. Как пишет Futurism, ученые надеются, что метод будет эффективен и против других видов рака.

Ученые из Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна использовали новое вещество, чтобы заставить раковые клетки совершить самоубийство; здоровые клетки при этом оставались нетронутыми. Они применили новый подход к лечению острого миелоидного лейкоза (ОМЛ), который убивает более 10 000 американцев в год и составляет около одной трети всех новых случаев лейкемии. Выживаемость пациентов составляет примерно 30%, что делает особенно важным поиск новых эффективных методов лечения.

Исследователи надеются, что разрабатываемые соединения окажутся более эффективными, чем другие современные методы лечения, причем не только для этого вида рака. В идеале новый препарат должен применяться совместно с другими видами терапии, чтобы убивать болезнь быстрее, эффективнее и с меньшими побочными эффектами.

Новое соединение борется с раком, вызывая апоптоз — естественный процесс, который организм использует, чтобы избавиться от неисправных и нежелательных клеток. Во время эмбрионального развития он уничтожает излишки ткани зародыша. Некоторые из известных химиотерапевтических препаратов уже используют апоптоз, но это происходит опосредованно, через повреждение ДНК раковых клеток. Новый метод непосредственно инициирует процесс, активируя BAX, известный также как «белок-палач».

Предапоптозные белки активируют в клетках-мишенях молекулы BAX . После того, как последние начинают работать, они атакуют митохондрии и лишают их способности производить энергию, пробуравливая отверстия в мембране. Раковые клетки могут сопротивляться BAX, производя большое количество антиапоптозных белков, которые подавляют его и его предшественников. Новое вещество, открытое исследователями, снова пробуждает BAX, связываясь с сайтом активации белка, и возвращает его к работе.

Соавтор исследования, доктор Эврипидис Гаватиотис, в 2008 году участвовал в описании формы и структуры сайта активации BAX. С тех пор он занимался поиском небольших молекул для активации этого белка. Команда Гаватиотиса проверила более миллиона соединений, сузила выбор до 500, после чего синтезировала и оценила многие из них. Из них лучшие результаты в экспериментах с несколькими различными линиями клеток ОМЛ человека показало соединение BTSA1, которое поражало раковые клетки, но не влияло на здоровые. Мыши с ОМЛ, получившие лечение BTSA1, продемонстрировали значительно более высокую выживаемость по сравнению с контрольной группой: 43 процента животных оставались живыми через 60 дней. У обработанных BTSA1 мышей также не было признаков токсического поражения здоровых тканей. В дальнейших планах исследователей — протестировать BTSA1 на других типах рака и других модельных животных.

Для борьбы с онкологическими заболеваниями важны не только новые лекарства, но и более совершенные методы диагностики. Исследователи из Китая и Калифорнии разработали способ диагностировать рак печени на ранней стадии с помощью анализа крови и без использования травмирующих процедур.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Тренды
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн