Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Исследования показали, что за две недели общения с чатботом Woebot у студентов, участвовавших в эксперименте, заметно снизился уровень беспокойства и стало меньше симптомов депрессии, пишет VentureBeat.

Один из основателей проекта Google Brain, бывший руководитель подразделения по разработке искусственного интеллекта Baidu Эндрю Ын возглавил совет директоров стартапа Woebot, который разрабатывает одноименного чатбота. Планируется, что бот станет электронным психотерапевтом и будет работать по методу когнитивно-поведенческой терапии. Это такой вид терапии, который позволяет пациентам управлять своим настроением, разрабатывая индивидуальные стратегии преодоления депрессии и тревожных состояний.

Исследования Стэнфордского университета показали, что через две недели использования Woebot у пациентов заметно снижается уровень беспокойства и стало меньше симптомов депрессии. Чатбот понимает очень много различных вопросов и жалоб, а потом предлагает простые и эффективные способы решения психологической проблемы.

Конечно, при тяжелой депрессии Woebot не поможет. И его нельзя считать заменой дипломированному специалисту (по крайней мере, пока). Но людям может понадобиться помощь психолога глубокой ночью или в часы, когда живой психотерапевт занят с другими пациентами. Чатбот помогает выговориться, рассказать о своих трудностях и сомнениях и дает по-настоящему хорошие советы.

«Хуже всего дела обстоят со студентами. Около 50% из них жалуются на депрессивные и тревожные состояния. Многим требуется терапия, но они не могут обратиться к психологу из-за общественных предрассудков или потому, что консультации стоят слишком дорого», — рассказала клинический психолог Элисон Дарси, которая первой предложила обучить чатбота приемам психотерапии.

Дарси посчитала, что именно когнитивно-поведенческую терапию легче всего автоматизировать, поскольку она содержит несколько четких и последовательных шагов по выявлению и перепрограммированию негативных способов мышления. А последние достижения в области обработки естественного языка позволили сделать ботов более человечными и полезными.

Эндрю Ын уверен, что машинное обучение способно совершить прорыв в психотерапии, и поэтому взялся за усовершенствование чатбота. Он собирается добавить Woebot проницательности и эмпатии. Правда, всемирно известный специалист в области ИИ не будет принимать непосредственного участия в обучении Woebot. Ын возьмет на себя руководящие функции в компании и окажет всяческую поддержку команде разработчиков. Сам же продолжит работу над другими проектами, в частности, над завершением серии курсов по машинному обучению для своего образовательного проекта Coursera.

Чатботы постепенно становятся полноправными ассистентами врачей. Национальная служба здравоохранения Британии запустила приложение для удаленного консультирования пациентов. Теперь вместо операторов с пациентами будет общаться чатбот на основе ИИ. Таким способом организация планирует снять нагрузку с горячей линии 111, которую часто критикуют за ненадежность и некачественную работу.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы
Cognitive Technologies: как российское бездорожье поможет искусственному интеллекту водить машины лучше, чем люди
Кейсы
Кейсы
10 предпринимателей — о том, как им помогают новые технологии в жизни и бизнесе
Don’t open the doors: как сделать игру из пластилина в одиночку (и привлечь инвестора на следующий проект)
Кейсы