Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Об этом в своем Telegram-канале сообщил руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. Юрист заявил, что Telegram Messenger LLP подала жалобу на постановление об административном правонарушении. Речь идет о решении Мещанского суда Москвы, который оштрафовал компанию на 800 тысяч рублей за непредоставление ФСБ доступа к переписке пользователей.

Напомним, 16 октября Мещанский суд Москвы оштрафовал Telegram Messenger LLP на 800 тысяч рублей за непредоставление в ФСБ доступа («ключей дешифровки») к переписке пользователей Telegram. Об этом рассказал генеральный директор компании Павел Дуров. Он также добавил, что требования ФСБ не только нереализуемы технически, но и противоречат 23 статье Конституции РФ: «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.»

Павел Дуров не согласился с решением суда и решил оспорить его. Он устроил своего рода тендер среди адвокатов, в котором предложил заинтересованным в деле юристам обратиться к нему и предложить свои услуги. «Тендер» выиграла Международная правозащитная группа «Агора» во главе с Павлом Чиковым. Сегодня Чиков сообщил, что Telergram подал жалобу на решение суда. Интересы компании будет представлять ведущий адвокат «Агоры» Рамиль Ахметгалиев.

Адвокаты представили 7 доводов, на которых основывается правовая позиция компании:

1. Контроль переговоров может осуществляться лишь во исполнение и на основании судебного решения. В данном деле ФСБ России не представила ни компании, ни суду судебные решения, позволяющие убедиться в наличии законной цели, оснований и в соблюдении порядка ограничения конституционных прав граждан. Таким образом, оснований полагать, что указанные в запросе телефонные номера действительно существуют, принадлежат каким-либо физическим лицам, которые являются пользователями Telegram, а главное, причастны к какой-либо преступной, а тем более, террористической деятельности, нет, кроме голословного утверждения ФСБ, которому по какой-то причине мировой судья безоговорочно поверил.

2. ФСБ России изначально было известно, что запрашиваемая информация, связанная с расследованием уголовного дела, может находиться у иностранной компании. То есть судебные решения о контроле переговоров по делу об особо тяжком преступлении должны быть исполнены на территории другого государства иностранным юридическим лицом. Для таких случаев существует установленный уголовно-процессуальным законом и Европейской конвенцией о взаимной правовой помощи по уголовным делам порядок. Он не предполагает исполнение судебных решений и обращение с запросами непосредственно в адрес иностранных юридических лиц. Такие действия ФСБ России, связанные с обходом официальных процедур о взаимной правовой помощи по уголовным делам, дали основания компании сомневаться в законности требований этой службы.

3. Запрос не предполагал альтернативного способа контроля переговоров, интересующих ФСБ лиц, например, предоставление расшифрованной переписки. Служба настаивала именно на предоставлении ключей декодирования. Однако предоставление именно этой информации создавало реальную угрозу для неопределенного круга лиц по контролю их переписки. Технической особенностью в данном деле является то, что, если бы даже существовала возможность для третьих лиц расшифровать данные и контролировать переписку абонентов, указанных в запросе, это могло бы обеспечить доступ к переписке всех пользователей сервиса. Фактически ФСБ просит создать возможность декодирования сообщений всех пользователей Telegram, однако безопасности коммуникаций угрожало бы не только предоставление ФСБ ключей декодирования, но даже самое существование таких ключей.

4. Суд первой инстанции даже не стал проверять, располагает ли компания сведениями, интересующими ФСБ России. В мессенджере режим «секретных» чатов реализует шифрование, при котором лишь отправитель и получатель обладают общим ключом (end-to-end шифрование) для пересылаемых сообщений. Сообщения в секретных чатах не дублируются на сервере компании и не расшифровываются администратором сервера. Таким образом, компания и не могла исполнить данное требование ФСБ.

5. Мировой суд судебного участка № 383 Мещанского района г. Москвы не имел права рассматривать данное дело. В случае совершения административного правонарушения на территории России иностранным юридическим лицом и невозможности производства процессуальных действий с его участием на территории России все материалы возбужденного и расследуемого дела об административном правонарушении передаются в Генеральную прокуратуру РФ, которая решает вопрос об их направлении в компетентные органы иностранного государства для осуществления административного преследования.

6. В судебном заседании не принимал участия ни представитель ФСБ, ни прокурор, ни назначенный защитник, ни свидетели. В административных делах не бывает и секретаря судебного заседания. Судья провел заседания и вынес решение в буквальном смысле в гордом одиночестве, не задавшись ни одним вопросом, не поставив под сомнение ни один довод. Суд первой инстанции, приняв «на веру» данные, представленные ФСБ России, провел судебное заседание по делу, затрагивающему интересы 100 млн. человек, в отношении иностранной компании с капитализацией свыше 1 млрд. долларов США без единого участника и вынес обвинительное постановление.

7. Информацию, позволяющую получить доступ к переписке неограниченного круга пользователей Telegram, ФСБ требует прислать по открытым незащищенным каналам на общий ведомственный адрес электронной почты fsb@fsb.ru, не обеспеченный какими-либо средствами защиты от несанкционированного доступа. Более того, эта электронная почта указана в качестве общего контактного адреса на официальном веб-сайте ФСБ. В соответствии с информацией, размещенной на сайте, адрес электронной почты является одним из каналов обращения граждан в Службу, по которым запрещено (!) передавать сведения ограниченного распространения, к коим, безусловно, относится запрошенная ФСБ информация о дешифровании переписки между пользователями мессенджера Telegram.

В комментарии «Хайтеку» Рамиль Ахметгалиев сообщил, что дальнейшая стратегия защиты Telegram будет зависеть от реакции и ответных доводов ФСБ и суда — есть масса возможных сценариев. По его практике, это произойдет не раньше второй половины ноября, до этого момента строить какие-то планы или прогнозы он не берется.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — о промышленном интернете вещей, связи 5G и телеком-стартапах
Мнения
Геометрия помогла ученым превратить обычные клетки в стволовые
Тренды
Кейсы
Из-за глобального потепления к деревне в Гренландии приплыл огромный айсберг. Теперь ей грозит цунами
Rolls Royce представила летающее такси с вертикальным взлетом и посадкой
Тренды
НАСА показала фотографии «пауков» из темной пыли на поверхности Марса
Кейсы
На 3D-принтере напечатали рекордный по размерам предмет — крышку для топливных баков спутника
Кейсы
В ЮАР установили телескоп, с которого лучше всего видно Млечный путь. Его проектировали больше 10 лет
Кейсы
Плутон выровнялся с остальными планетами Солнечной системы. В следующий раз это произойдет в 2179 году
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения