Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Соцпособия будущего

Безусловный основной доход появился как идея еще в XVI веке, но до сих пор считается формой социальных пособий будущего. В интервью Futurism писатель и социолог Стив Фуллер объяснил, почему на самом деле эта теория уже устарела и какая система выплат должна прийти ей на смену.

По мнению писателя Стива Фуллера, автора книги «Человечество 2.0», идея безусловного основного дохода когда-то имела смысл, но в современных условиях утратила свою ценность. «Безусловный основной доход был актуален в те времена, когда мы могли представить себе сильное государство, которое контролирует население и несет за него ответственность», — объяснил свою точку зрения социолог.

По своей сути концепция БОДа обладает массой преимуществ, но для решения современных проблем она уже не подходит. «Это идея старого социалистического государства всеобщего благосостояния. Вот только мы больше не живем в таком государстве», — добавил Стив Фуллер.

Писатель считает безусловный доход полумерой и краткосрочным решением существующих проблем. Обществу же необходима новая стабильная система, принимающая во внимание автоматизацию и другие технологические вызовы Четвертой промышленной революции.

Решение проблемы, по мнению социолога, сосредоточено в руках крупных технологических корпораций. Человечество постепенно вступает в эпоху, в которой доминирующую роль играют данные. ИТ-компании получают эти данные бесплатно за счет активности пользователей. «Мы могли бы призвать Google, Facebook и других мультинациональных гигантов к ответственности», — считает Фуллер. Пользователи пока делятся данными добровольно, но, как полагает эксперт, они должны получать взамен пособия, покрывающие базовые нужды.

Однако, как отмечает Futurism, подобное решение может обернуться правовым кошмаром. Как определить, подлинную ли информацию предоставляет пользователь? Во сколько должно оцениваться предоставление информации об адресе электронной почты, телефонном номере или предпочтениях в одежде?

Чтобы упростить задачу, правительству проще ввести единый социальный налог, который компании будут оплачивать в зависимости от количества пользователей. Также придется определить, какую именно информацию и в каком количестве собирают ИТ-гиганты, и какую часть данных они продают. Собранные средства можно будет поместить в фонд, деньги из которого пойдут на образование и другие общественные нужды.

Предложение Стива Фуллера нельзя назвать оригинальными. С подобными инициативами выступали многие эксперты и аналитики. В августе колумнист Financial Times Джон Торнхилл призвал главу Facebook Марка Цукерберга сформировать на собственные средства фонд для выплаты БОДа по аналогии с аляскинским нефтяным фондом, который так впечатлил основателя социальной сети.

В последнее время крупные ИТ-корпорации из Кремниевой долины все чаще становятся объектом критики. В первую очередь это вызвано распространением фальшивых новостей и циничным использованием рекламных алгоритмов, которые в итоге доказали свою способность влиять на мировую политику. В результате некоторые даже потребовали национализации таких гигантов, как Google, Facebook и Amazon.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Российские ученые создали четвероногого робота — аналог Boston Dynamics
Идеи
В США разрешили публиковать чертежи для печати 3D-оружия
Тренды
Появился первый 4D-тур по винокурне
Тренды
ИИ научился предсказывать реакции химических элементов и находить новые соединения
Тренды
Facebook снова разрабатывает спутники для раздачи интернета из космоса
Тренды
Тренды
Децентрализованная альтернатива YouTube запустится в октябре
Ученые представили датчик, который определяет уровень гормона стресса через пот
Тренды
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды