Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Интернет для всех

Во вторник глава Федеральной комиссии по связи США (FCC) Аджит Пай заявил о планах отменить правило сетевого нейтралитета, введенного Бараком Обамой в 2015 году. Это позволит провайдерам брать дополнительную плату за высокую скорость соединения, а также создавать платный или ограниченный доступ к определенным частям интернета или сайтам, пишет Fortune.

По словам Пая, голосование по отмене сетевого нейтралитета состоится 14 декабря. Учитывая, что в совете FCC сидят три республиканца и всего два демократа, то почти наверняка эта инициатива будет одобрена. Пай был назначен главой FCC в январе президентом Дональдом Трампом и продвигает его взгляды на этот вопрос.

При Обаме провайдеры юридически воспринимались как «предприятия ЖКХ», предоставляющие доступ к коммунальным услугам. Примерно, как поставщики электричества. В основе сетевого нейтралитета, введенного бывшей администрацией США в 2015 году, лежит либертарианская идея невозможности приватизирования интернета и равного доступа всех к сети, ставшей депозитарием всех знаний человечества.

Сторонники отмены сетевого нейтралитета считают, что провайдеры — это бизнес, как и предоставление доступа к интернету, а FCC получила слишком большую власть над этим рынком. По мнению Пая, снятие этих ограничений повысит конкуренцию и поможет американской экономике избавиться от монополизма таких провайдеров, как Verizon, AT&T и Comcast, поддерживающих высокие цены на интернет в США (цена на доступ в сеть достигают 2 тыс. руб. в месяц с домохозяйства и могут всерьез удивить российского пользователя).

Впрочем, противники отмены считают, что ослабление контроля над монополистами лишь усугубит положение. Этот аргумент тем более странный, учитывая тот факт, что Verizon, AT&T и Comcast выступают в качестве основных лоббистов отмены сетевого нейтралитета. Для пользователя сетевой нейтралитет означает фиксированную цену доступа к интернету без ограничений в скорости.

Отсутствие такого нейтралитета означает продажу разных пакетов в зависимости от скорости, а также разделение интернета на платные пакеты: «социальные сети», «видео», «почта», «игры», каждые из которых будут продаваться отдельно. Это очень похоже на модель, по которой работает кабельное ТВ.

При этом, провайдеры смогут требовать плату от сервисов, вроде Facebook и Google (являются открытыми сторонниками нейтралитета), за приоритетный показ или снятие ограничений. Например, если они откажутся платить, то провайдер может заставить сайт грузиться медленнее или увеличить плату за доступ к нему. Или наоборот: предлагать пользователям скидку на доступ к их конкурентам.

Нечто похоже существовало до недавнего времени в ритейле в виде «ретро-бонусом»: платы за «вход» в супермаркет и приоритетного размещения на верхних полках или самых проходимых местах.

Когда компания владеет рекламным носителем, то такая бизнес-модель вполне себя оправдывает, но интернетом никто не владеет, поэтому ограничивать к нему доступ провайдеры не имеют право, считают противники новый реформы.

Платные пакеты уже существуют в Португалии. В число стран, где нет сетевого нейтралитета, входят Россия, Аргентина, Бельгия, Бразилия, Канада, Чили, Китай, Франция, Израиль, Италия, Япония, Нидерланды, Южная Корея и Словения.

В марте Comcast, Verizon и другие интернет-провайдеры получили одобрение Федеральной комиссии по связи США на продажу личной информации пользователей без их разрешения.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения