Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Иннополис

В Иннополисе проходит первый в мире полностью цифровой чемпионат DigitalSkills по правилам WorldSkills. «Хайтек» поговорил с официальным представителем WorldSkills Russia в международном движении WSI Екатериной Лошкаревой о профессиях будущего, об отличиях российского чемпионата и о том, престижно ли сегодня поступать в колледжи.

— Как произошло, что первый полностью цифровой чемпионат проходит именно у нас?

— Так получилось по ряду причин. Все всегда зависит от людей. И WorldSkills потрясающая методика, которая работает в 76 странах мира. Если требования глобального мирового чемпионата, который пройдет в Казани в 2019 году, уже заданы, то как каждая конкретная страна применит подход WS, зависит только от нее. И в этом смысле Россия во многом выступает инноватором. DigitalSkills не первая инициатива, которая появилась у нас, и которая отличается от мировой сетки чемпионатов. Так в 2014 году прошел первый чемпионат WS Hi-tech, который на тот момент был совершенно революционным, потому что участниками были не учащиеся колледжей, а сотрудники предприятий. Там же прошли первые соревнования юниоров. И потом стало больше и больше добавляться веток развития чемпионата.

— Поскольку цифровизация затрагивает все сферы деятельности, логично было выделить отдельный чемпионат по цифровым навыкам DigitalSkills, что собственно и произошло. В этом смысле кому как ни России, которая будет в 2019 году проводить свой чемпионат, задавать повестку новых форматов-компетенций, даже если их нет в глобальном чемпионате.

— Вопрос, скорее, в том, почему ни в одной другой стране такого чемпионата не появилось до нас?

— Отличие в том, что мы понимаем: навыки не существуют сами по себе. И система образования, и система профессиональной подготовки находятся не в безвоздушном пространстве. Тот набор навыков, который должен быть представлен в чемпионатной ветке, чтобы потом найти отражение в системе подготовки, в первую очередь должен отражать изменения в самой экономике. В этом смысле цифровизация наравне с автоматизацией, увеличением сетевого подхода, экологизацией и демографическими изменениями больше всего трансформирует рынок труда.

Сегодня цифровизация — это один из самых главных трендов. В этом смысле он должен был найти отражение и в системе подготовки, и в системе чемпионатов. Тема непроходная. Цифровизация в скором времени изменит все. Она изменит любое рабочее место на планете. Поэтому было важно не просто сделать чемпионат в ИТ, а именно отразить тренд цифровизации, влияющей на все сферы жизни. А почему этого раньше не произошло в других странах, правильнее спрашивать там.

— На соревнованиях присутствует блок FutureSkills, который состоит из, на ваш взгляд, профессий будущего. Там в дисциплинах блокчейн, машинное обучение, AR/VR и другие. Как они выбирались? На что обращали внимание?

— Есть два фактора. Первый — компетенции FS должны отражать растущие тренды. И в идеале являться сквозными. Потому что у нас есть примеры компетенций, которые отражают будущее тех или иных индустрий, но завязаны на ту или иную отрасль. Первый фактор — растущие тренды. Даже если на данный момент в этой профессии может быть занято не так много специалистов, то, так как тренд является растущим, с каждым годом их будет все больше и больше. Второй фактор — компании-партнеры. Тренд может быть растущим, но если компании не чувствуют, что им нужно больше специалистов и они готовы вкладываться в систему соревнований и в систему подготовки, то компетенцию создать с нуля невозможно. Или это будет искусственно. Поэтому вторым фактором было то, чтобы за каждой компетенцией стояла компания, которая ее поддерживает.

— Что значит блок этот блок для чемпионата и для реального мира?

— Исторически движение WS зародилось в Европе после Второй мировой войны. Оно традиционно состояло из классических в большей мере, не люблю это словосочетание, рабочих профессий. Почему не люблю это сочетание, потому что оно не отражает понимания смены профессиональной деятельности как таковой. Тем не менее, поскольку традиционно были такие профессии, как сварщики, токари, фрезеровщики и так далее, то постепенно туда добавились сетевое администрирование, инженерный дизайн CAD и многие профессии блока ИТ входят в базовую сетку соревнований WorldSkills. Однако мы понимаем, что еще один из важных трендов — растущая сложность и скорость изменений. Проще говоря, процессам и изменениям, на которые раньше уходило 20-30 лет от момента появления технологии до момента ее массового распространения на рынке. Сейчас это занимает буквально месяцы. В сфере ИТ это происходит еще быстрее. Соответственно мы понимали, что мы не можем идти классическим путем согласования со всем мировым сообществом WS, если хотим ввести новые профессии, которые отражают изменения на рынке труда.

— Мы будем это делать, но это занимает время, а изменения происходят уже сейчас. Поэтому выделили отдельную линейку профессий, которую назвали FutureSkills. Они отражают будущее различных сфер деятельности. И даже, если они не являются массовыми, хотя некоторые уже являются, сама их презентация, в том числе на чемпионате в Казани в 2019 году сможет продемонстрировать детям и родителям, посетителям выставки, лицам, принимающим решения, то, как мир профессий будет трансформироваться, на какие специальности, навыки, они должны обратить больше внимания. И в Казани в 2019 году 10 тысяч квадратных метров будет выделено исключительно под зону FutureSkills. Это будет умный город, умное пространство совершенно особое — связка между различными видами профессий будущего.

— WorldSkills больше не выглядит «Олимпиадой рабочих рук», все больше сложных профессий, которым нужно учиться в университете? Меняется философия чемпионата?

— У этой проблемы есть как минимум две составляющие. Первая — это слова, которые мы используем и те мемы, которые фигурируют в публичном пространстве связаны с определенными темами, включая тему рабочих профессий. Проблема не в слове как таковом, проблема в том, что в общественном сознании все еще существует впечатление, что есть условное разделение на людей, которые работают руками, и которые работают мозгами. На престижные виды деятельности, и на непрестижные. На те, которые требуют длительной подготовки и на те, которые можно выучиться быстро, что автоматически в сознании людей считается непрестижной деятельностью.

В этом смысле мы понимаем, что стереотипы сильны, но они совершенно не работают. Они не релевантны для тех трансформаций, которые происходят с рынком труда. Что мы видим? Даже если посмотреть на выступления компаний, которые участвуют в нашей деловой программе. Они все говорят, что hard skills, связанные с профессиональной деятельностью, будь-то программирование или вождение автомобиля или сварка определенным швом, могут быть вне привязки к конкретной деятельности при наличии мотивации и английского языка могут быть освоены достаточно быстро. При этом переучиваться hard skills придется много раз в течение всей жизни. Ты больше не можешь освоить определенный вид деятельности и быть успешным следующие 10 лет. Это невозможно, это осталось в поколении наших дедушек. Сейчас переучиваться нужно будет постоянно.

— В то время как soft skills, когнитивные и социальные навыки, то на сколько ты готов работать в команде, на сколько у тебя развито критическое мышление сегодня влияет на жизненный успех и профессиональную траекторию гораздо больше. Поэтому система подготовки должна обращать на это больше внимания. Потому что сами собой эти навыки не возьмутся. Когда раскладываешь проблему так, получается, что разделить ее актуальность только для рабочих или только для инженеров невозможно. Это релевантно для всех. В этом смысле специалист WorldSkills — это профи в своем виде деятельности. Дальше он может расти в рамках своей профессиональной деятельности, он может становиться предпринимателем, открыть свою пекарню или компанию по программированию, может сделать карьеру в компании или организовать предприятие на стыке разных деятельностью. На этом фоне устаревшее понятие рабочего просто не подходит сюда. Хотя сама по себе престижность профессионального вида деятельности — важно, и это WorldSkills хочет подчеркнуть.

Не обязательно идти в вуз, чтобы стать профи в своем виде деятельности. И благодаря WS, и благодаря различным государственным политикам появляется все больше и больше очень хороших колледжей. Потому что, если он выпускает чемпиона WS, то, наверное, это неплохой старт для карьеры. Дело не в том, что профессиональное образование плохое или плохо быть рабочим. Плохо наклеивать ярлыки.

— Получается, что WS переходит от профессий, к которым готовили в колледжах, к профессиям, которым готовят в университетах?

Если мы говорим про этот чемпионат DIgitalSkill, то на все профессии, представленные здесь, ты можешь учиться в университете. Но ты можешь на них учиться и в колледже. Опять же больше вопрос к качеству подготовке в колледж и к качеству подготовки в университете, потому что ситуация 50-ти летней давности и сегодняшняя отличаются. Несколько лет назад была ситуация, когда государственная политика была во многом сфокусирована на реформы высшего образования. Университетам уделялось много внимания, появлялись специальные программы. Система профессионального образования была, мягко скажем, на втором плане. С помощью WS за эти 5 лет ситуацию во многом удалось сдвинуть. На эту систему тоже обратили внимание, стали быстрее обновляться профессиональные стандарты, больше внимания стал бизнес уделять этому. Пошла популяризация, выпускники с хорошими балами по ЕГЭ стали выбирать в том числе колледжи. Там дают хорошие навыки — это хороший старт для карьеры. При этом ничто не мешает потом продолжить подготовку в вузе. Ничего не мешает взять курсы онлайн или пойти на стажировку в компанию.

— По факту мы говорим про гибкие образовательные траектории. Когда в зависимости от твоей карьерной цели, ты выбираешь разные образовательные сервисы и разные образовательные тренинговые профессиональные возможности, и из них складывается твой профессиональный путь. Ты выбираешь не вуз, не потому что тебе хватило баллов по ЕГЭ, а колледж, потому что не хватило. Подход другой. Для современного мира важно, насколько грамотно ты в состоянии продумать свою траекторию с использованию колледжа, вуза, стажировки или курсов — это является определяющей составляющей успеха. правильное построение индивидуальной образовательной траектории. Так что если все так меняется, то почему для нас должно существовать ограничение: только колледжи, а не вузы. Ведь для цифровой экономики правде неважно, научился ты программировать в колледже № 32, вузе с чьим-то именем или на онлайн курсах — важен результат.

— В чем тогда смысл чемпионата для компаний, для участников? Что они получают здесь?

— Участники могут здесь продемонстрировать результаты своей подготовки, они могут показать то, насколько классные они профессионалы. В случае с DigitalSkill, как мы уже обсудили, не важно, закончили ли они какое-то конкретное образовательное учреждение, фрилансеры ли они или представляют какую-то конкретную компанию. Для них это возможность продемонстрировать, что в этом деле я лучший. И для профессионала это всегда важно.

Для компаний важно участвовать в формировании стандартов. В заявлении определенной повестки, в обозначении, что определенная тематика им интересна. Они делают этот посыл для работников, для широкой аудитории, для будущих абитуриентов. Они говорят, что определенная деятельность важна сегодня, например защита информационных систем, разработка мобильных приложений, машинное обучение. Более того они им важно донести, что подготовиться к этой деятельности можно в разных форматах. Плюс компании могут провести некое сравнения уровня навыков на рынке. По такой же модели, как это происходит со странами. Ты выставляешь своего самого лучшего участника и понимаешь, что он не лучший. Зато получаешь планку. Можно получить некоторую шкалу уровня навыков. И сравнить себя с остальными компаниями не только в России но и в мире. Есть понятие, как нужно развивать навыки, чтобы дотянуться, например, до хорошего международного уровня, либо до участника из соседней компании.

— Компании как-то учитывают вашу оценку?

— Мы сейчас прорабатываем проект, который называется Skills Passport. Задумка как раз в этом. В том, что ты получаешь не просто медаль, а онлайн документ, который целиком отражает твой уровень компетенций по каждому модулю, по каждому блоку требований в рамках задания. Тем самым компания может, принимая человека на работу, увидеть, что он не просто чемпион WS, что уже говорит о многом, но увидеть, что в блоке программирования у него 90%, он в этом хорош, а в блоке коммуникационных навыков у него 15, что говорит о том, что этот навык нужно развивать. Этот проект для нас сейчас в приоритете. Ряд компаний подтвердили, что готовы принимать такой паспорт.

— Как взаимодействуете с официальными органами? Создается впечатление, что вы в тесном партнерстве с чиновниками. Такая тесная связь с властями у вас по всему миру?

— Сейчас пока это носит рекомендательный характер. Изменения происходят, они происходят быстро, уже многие компании и регионы признают демонстрационный вариант. Получаем большую поддержку от министерства образования, но есть куда развиваться. Это проходит везде по-разному. Если мы говорим о России, то Татарстан однозначно является одним из лидеров движения WS по многим показателям. И по вниманию, которое уделяется, и по готовности региона принимать национальные, региональные чемпионаты, даже мировой. Мы бы хотели, чтобы остальные регионы так же, как Татарстан больше внимания уделяли вопросу.

— Если говорить про ситуацию в мире, то тут по-разному. Мы всегода приводим в пример Корею, где чемпионы WS освобождаются от службы в армии. И если зайти в генеральный офис Samsung, то первое что видишь — огромные стенд с золотыми, серебряными и бронзовыми призерами WS, которые теперь работают в компании Samsung. То есть они этим гордятся и это имеет национальное признание. Есть страны, вроде США, где вся система развивается снизу за счет сообщества и имеет 0$ государственной поддержки.

— Вы измеряете результаты своей работы и какие они?

Как и у любой организации есть множество числовых значений, которые мы измеряем. Но главный результат — нам удалось преодолеть «барьер непрестижности» рабочих профессий в России. Перестало быть стыдно после 9 или 11 класса пойти в колледж — это достижение. И это произошло в этом году. По официальной статистике Министерства образования 59% выпускников выбрали колледжи, впервые этот процент выше 50. Еще в 2012 году этот показатель был на уровне 24%.

— В чем самое главное отличие Российской ветки чемпионата WorldSkills?

— Это будет мое личное мнение, потому что WS — это комплексный проект и здесь у каждого могут быть свои ключевые моменты. Я скажу, что наше ключевое отличие в ставке на будущее. Потому что, если во многих странах WS отражает в первую очередь текущее устройство экономики и текущую потребность, например, в массовой подготовке сварщиков и строителей, то наша ключевая ставка на будущее. Потому что мы понимаем, что если ты хочешь иметь определенное количество и качество квалифицированного персонала по профессиям будущего через 3-5 лет, то они сами по себе из ниоткуда не возьмутся. Человек — продукт, которые требует подготовки.

Надо подумать заранее, из будущего, по каким наборам компетенций тебе нужно иметь кадры. Это нужно, чтобы успеть разработать стандарт, провести соревнования, чтобы популяризировать его, вовлечь компании, найти преподавателей, обеспечить набор. Чтобы как раз через 3-5 лет получить нужное качество и количество специалистов, которое нужно. Мы вынуждены думать о будущем.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Идеи
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы
Cognitive Technologies: как российское бездорожье поможет искусственному интеллекту водить машины лучше, чем люди
Кейсы
Кейсы
10 предпринимателей — о том, как им помогают новые технологии в жизни и бизнесе
Don’t open the doors: как сделать игру из пластилина в одиночку (и привлечь инвестора на следующий проект)
Кейсы
Софт, бот, нейросеть: айтишники объясняют, почему не боятся автоматизации, роботизации и ИИ
Кейсы