Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
CRISPR

Технология CRISPR у всех на устах. Начиная с 2012 года ей посвятили более 5000 исследований. Метод предлагается использовать для изучения болезней, создания новых лекарств и способов лечения. Однако, полагает Wired, возможно, CRISPR пора подвинуться, ведь уже появились более точные и безопасные технологии.

CRISPR/Cas9 — это Model T от биотехнологий. Она стала началом революции, но сама по себе уже устарела, будучи немного неуклюжей, ненадежной и небезопасной. Иногда она связывается с неправильным участком генома и у нее нет переключателя. Несомненно, даже несмотря на ограничения классическая CRISPR и в 2018 году останется основным рабочим инструментом. Но мы видим, что новые технологии генного редактирования постепенно выходят из тени «старшей сестры» и заявляют о себе.

В центре технологии CRISPR лежит процесс разрезания ДНК. Он несет в себе элемент риска, ведь механизмы ее восстановления могут ошибаться. Один из подходов — «эпигенетическое редактирование». Фермент Cas9 изменяют таким образом, чтобы он связывался с ДНК, но не разрезал ее. Один из подходов состоит в том, чтобы мутировать фермент Cas9, чтобы он все еще мог связываться с ДНК, но его «ножницы» не работали. Комплекс белков, которые несет CRISPR, активирует экспрессию нужных генов, включая и выключая их без вмешательства в саму ДНК. Систему уже успешно применили для лечения ряда заболеваний у мышей, включая диабет, острую почечную недостаточность и мышечную дистрофию.

Исследователи из Гарварда предложили еще более смелую модификацию: редактирование сразу нескольких пар оснований за раз. Для этого им пришлось создать искусственный фермент, который менял пары нуклеотидных оснований. Это небольшое изменение с потенциально огромными последствиями. Например, благодаря этой технологии может быть исправлена половина из 32 000 известных патогенных точечных мутаций у людей.

У CRISPR нет тормоза или регулятора, ведь в процессе эволюции она развивалась как оружие, призванное уничтожать вирусную ДНК. Это делает технологию потенциально опасной. Чтобы снизить риски, исследователи разрабатывают инструменты для контроля над работой комплекса. Одним из способов может стать использовнаие особых белков, которые способны мешать Cas9 прикрепляться к ДНК или вытеснять его. Превратив эти белки в программируемые переключатели, можно будет сделать CRISPR намного безопаснее — и для медицинских применений, и для влияния на целые популяции. Способность подталкивать естественный ход эволюции позволит уничтожать вредителей и помогать живым организмам приспособиться к изменениям климата.

Мы далеко не всегда можем точно сказать, какая именно ошибка в ДНК приводит к той или иной болезни. Поэтому в некоторых случаях, возможно, разумнее воздействовать на РНК — «инструкцию», которая служит основой для производства белков. И поскольку РНК существует в организме недолго, ее модификация может помочь в борьбе, например, с воспалением. Система редактирования РНК под названием Repair уже создана.

Многим из предложенных технологий предстоит пройти годы испытаний, прежде чем их применят в больницах и на производстве лекарств. Однако в любом случае мы понимаем, что монополия CRISPR-Cas9 заканчивается. Сложно сказать, является ли она и правда лучшей технологией редактирования генома или ей просто повезло стать первой. Ответ на этот вопрос дадут только дальнейшие исследования.

CRISPR и другие новые биотехнологии вызвали бум биохакинга — движения людей, которые хотят модифицировать свой организм любыми доступными способами. Один из ярких ее представителей, Джошуа Зайнер, считает возможность редактировать свой геном одним из основных прав человека.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Кейсы
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения