Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Биохакинг

Джошуа Зайнер, 36-летний бывший биохимик NASA, стал звездой среди биохакеров, после того как на конференции по биотехнологии в Сан-Франциско в начале октября перед полным залом ввел себе в предплечье инъекцию гена для роста мышц. Так он стал первым человеком, который использовал CRISPR в попытке изменить собственные гены. Несмотря на запрет Управления по санитарному контролю США (FDA), он продолжает продавать наборы для всех желающих сделать то же самое. Guardian публикует интервью с этим необычным человеком.

— Вы точно рассчитали дозу CRISPR, которую себе ввели, или это был просто трюк, демонстрирующий возможности биохакеров?

— И то, и другое. CRISPR была неоднократно применена к животным, но люди боятся думать, что их гены тоже можно редактировать. Это настоящий барьер — и моей целью было сломать его, сказать всем: «Инструменты генетического редактирования недороги, и любой, кто обладает хотя бы небольшими знаниями, может начать эксперименты над собой». Я решил начать с гена миостатина — белка, который регулирует рост мышц — потому что он хорошо изучен и приводит к очевидным изменениям.

— И как сейчас выглядит ваша рука?

— Говорить об этом пока рано — в аналогичных экспериментах с животными результаты виды только через 4-6 месяцев. Думаю, ДНК в некоторых клетках уже изменилась, но я все еще работаю над тестами, которые помогут точно определить, так ли это. Что касается фактического роста мышц, то здесь я скептичен.

— Изменив активность одного гена, можно вызвать множество нежелательных эффектов на уровне регуляции или экспрессии других генов. Вы действительно знаете, что делаете?

— Это сложный механизм, вмешиваясь в его работу, приходится иметь дело с множеством переменных. Я считаю, что для местных инъекций риски незначительны, и мой эксперимент безопасен. Но воздействовать на миостатин по всему организму было бы намного опаснее — неизвестно, например, как бы это повлияло на сердечную мышцу.

— Вы поддерживаете людей, которые хотят самостоятельно проводить генную терапию. Чем вам не угодила существующая система, где лечение тщательно тестируется профессионалами, до того как его использование будет одобрено?

— Я думаю, что, перестраховываясь от возможного вреда генной терапии, мы обрекаем на гибель миллионы людей с наследственными нарушениями. С точки зрения свободы и равных прав нет ничего более справедливого, чем иметь доступ к контролю собственных генов. Я вырос в 90-х годах, воочию наблюдал развитие Интернета и движения хакеров и считаю открытый исходный код потрясающей идеей. Linux, самую используемую операционную систему, создали не выпускники Гарварда или Кембриджа, а финский студент, работавший у себя дома. Я не верю, что стану вдохновителем великой революции, но думаю, что Линус Торвальдс от биотехнологий уже появился и просто ждет, когда на него обратят внимание.

— В другом недавнем эксперименте биохакер ввел себе средство для генетической терапии ВИЧ, эффективность которого не была доказана. Что вы знаете о стартапе Ascendence Biomedical, который его разработал, и поддерживаете ли их подход?

— Я думаю, что они рискуют намного сильнее, когда вторгаются в область медицины и заявляют, что способны лечить людей. Появляются моральные и этические проблемы, и правительство, несомненно, будет бороться с подобным. С другой стороны, я сам с сомнением отношусь к новым методам лечения, для которых нет достаточных данных или поддержки специалистов. Повторюсь, я считаю, что люди имеют право делать со своими телами все, что угодно — но только основываясь на научных данных.

— Семья поддерживает ваши действия?

— Я обычно скрываю от них свои планы, на случай, если они попытаются отговорить меня. Если я решил что-то сделать, я тщательно взвесил плюсы и минусы, а семья может не понять, сколько исследований я провел. Моя мама поддерживает меня, но думает, что я сумасшедший. Она была очень опечалена, когда я покинул NASA.

— В прошлом году вы самостоятельно провели операцию по фекальной трансплантации. Как все прошло?

— Я сделал это, чтобы решить проблемы с кишечником и думаю, что достиг нужного эффекта. Анализы ДНК подтверждают, что состав моих кишечных бактерий изменился. В то же время, я не могу порекомендовать повторить мой опыт каждому — есть более безопасные альтернативы самостоятельным операциям. В США фекальная трансплантация строго регулируется, но в Великобритании есть специализированные клиники.

— Где биохакеры получают оборудование, инструменты и химикаты?

— Многие об этом не догадываются, но любой человек имеет доступ к тем же ресурсам, что и профессиональные биологи. Например, я могу заказать образцы ДНК онлайн и их пришлют мне домой. Если я хочу секвенировать какие-то последовательности генов, я отправлю их в специализированную компанию. В обоих случаях речь идет о небольших суммах в $6-10.

— Над чем вы планируете работать дальше?

— Мы всегда были рабами генома. Пришло время дать людям возможность редактировать свои гены — это поменяет само понятие «человек». Звучит как научная фантастика, но генная терапия применялась с 1990-х годов, просто охватывала небольшое число людей. Я хочу помочь людям генетически модифицировать самих себя.

— Как будет выглядеть мир будущего, где генное редактирование своими руками станет обычным делом?

— Я представляю себе это как сцену из «Бегущего по лезвию», где в научной лаборатории есть специалист, который делает глаза. Я думаю, что появятся аналоги тату-салонов, клиенты которых смогут изменить цвет глаз или волос или ввести ДНК для роста мышц. Научившись управлять геномом, человечество почти станет новым видом.

— Первые генномодифицированные организмы, например, помидоры, вызвали волну общественного беспокойства. Вы уверены, что люди будут поддерживать биохакеров, которые меняют свой собственный организм — в том числе тех, кто делает это у себя в гараже?

— Проблема с ГМО состояла в том, что растения модифицировались корпорациями, и мы не могли регулировать этот процесс. Технология, которую продвигаю я, доступна для каждого, будь вы сотрудник биотехнологической компании или парень, экспериментирующий у себя в подвале. По моему опыту, люди относятся к биохакингу позитивно. Посмотрим, что будет дальше, когда редактирование собственного генома станет привычным делом.

Между тем, власти США смотрят на биохакеров с подозрением. Так, FDA запретило продажу домашних генетических наборов. Чиновники утверждают, что их распространение несет риск здоровью граждан.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Тренды
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения