Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Идеи

Голландские судостроители представили первый полностью напечатанный корабельный винт. Если раньше 3D-принтеры умели создавать сложные детали или отдельные модули двигателя, то теперь — целые литые конструкции, пишет The Engineer.

Винт под названием Waampeller весит 180 кг и имеет диаметр в 1,3 метра. Он был установлен на буксире, который работает в порту Роттердама. Waampeller был напечатан в лаборатории RAMLAB, которая является совместным проектом судостроительной компании Damen Shipyards Group, ИТ-компании Autodesk, голландской компании Promarin, специализирующей на винтах, порта Роттердама и сертификационной службы Bureau Veritas.

Название Waampeller происходит от английского названия нового вида 3D-печати — «wire-arc additive manufacturing». По сути, это форма сварки, где электрическая дуга расплавляет, а затем раскладывает провод по необходимой траектории. Обычно ее используют для создания цилиндрических или конических изделий, где головка принтера, двигаясь по спирали, раскладывает слои расплавленного металла.

Waam — очень быстрая технология 3D-печати. Скорость принтера составляет десятки граммов исходного материала в минуту, по сравнению с миллиграммами или микрограммами у классических 3D-принтеров, работающих на пластиковых порошках. Более того, головка «принтера» прикреплена к роботизированной руке, которую используют, например, для сборки автомобилей.

Waampeller был официально представлен публике после серии тестов на буксире от компании Damen. В частности, винт проверялся на прочность при высоких оборотах, падении тяги и мгновенном переходе на реверс. После успешного прохождения тестов, винт получил сертификацию от Bureau Veritas.

«Мы гордимся тем, что смогли создать не прототип, а реальный винт, готовый к производству», — говорит главный технический консультант Autodesk Кельвин Хамильтон, который был вдохновителем всего проекта.

По его словам, ему очень хотелось напечатать винт, потому что он обладает сложной геометрией (изгибами) и должен выдерживать большую нагрузку. Хамильтон построил опытный образец у себя в Бирмингеме (Англия), а Damen захотела вывести его на более высокий уровень.

Дизайн винта сделан по образцу серийных образцов Promarin. Перед инженерами стояла задача загрузить в принтер сплав из никеля, алюминия и бронзы, но из него не делают сварочных проводов, поэтому их приходилось делать самостоятельно. Конечный продукт получается с зазубринами, поэтому винт необходимо было отполировать — частично руками, что заняло три дня.

На создание винта ушло 298 слоев бронзы и 256 часов работы 3D-принтера. «Второй прототип винта вышел быстрее, так как мы многому научились и смогли адаптировать софт под „железо“, — говорит основатель RAMLAB Винсент Вегенер. — Точность здесь должна быть высокой, так как необходимо контролировать все процессы, чтобы изделие получилось ровным».

По словам Хамильтона, вся прелесть напечатанного винта будет видна при его эксплуатации. «Если вдруг он повредится или деформируется, мы сможем „заклеить“ поврежденную часть с помощью 3D-сварки, что снизит стоимость ремонта и даже сделает винт более прочным», — говорит он.

Еще одним преимуществом технологии является то, что 3D-сварка позволяет создавать полые структуры. «Если вы напечатаете полый винт, он будет легче, а судно будет сжигать меньше топлива, — говорит Вегенер. — К тому же, вы сможете встроить в него сенсоры, которые будут следить за износом и сообщать о грядущей поломке заблаговременно».

GE Aviation успешно испытала турбовинтовой двигатель, треть которого напечатана на 3D-принтере. Количество деталей в печатном блоке удалось сократить в 70 раз (с 855 до 12), а время разработки двигателя — с десяти до двух лет.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения