Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

«Генетический паспорт» олимпийцев, по мнению Всемирного антидопингового агентства, поможет выявить недобросовестных спортсменов, которые могут использовать генную терапию для улучшения своих физических данных. Пока проводить секвенирование генома для каждого участника Олимпиады слишком дорого. Но если процедура станет дешевле, ее могу сделать обязательной, пишет Wired.

Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) рассматривает возможность обязать всех олимпийских спортсменов предоставлять образцы своего генетического кода перед началом Игр. Таким образом, можно будет вычислить тех, кто воспользовался «генетическим допингом» — генной терапией, которая помогает организму быстрее восстанавливаться, делает мышцы сильнее и выносливее.

Понятно, что создание генетической базы данных для всех профессиональных спортсменов — это крайне дорогостоящая затея. Особенно если учесть, что понадобится полное секвенирование генома. Но ВАДА на полном серьезе рассматривает такую возможность, ведь стоимость этой процедуры ежегодно снижается. Если она будет стоить на несколько сотен долларов дешевле, агентство может обязать всех олимпийцев предоставлять свой секвенированный геном уже в ближайшие несколько лет.

Внедрять «биологический паспорт» спортсменов Агентство начало еще в 2008 году. Он подразумевает постоянные измерения уровня гормонов, состава крови и химического состава тканей организма, чтобы можно было выявить любые изменения, указывающие на употребление допинга. Более того, образцы хранятся по 8 лет, чтобы можно было перепроверять пробы, если появятся новые методы выявления запрещенных препаратов. ВАДА превентивно запретило и генную терапию, хотя еще не было выявлено случаев применения таких способов для повышения выносливости организма. Правда, в 2006 году немецкий тренер по легкой атлетике был заподозрен в том, что давал спортсменам препарат от анемии Repoxygen. Считается, что он может активизировать гены, контролирующие уровень кислорода в крови. Вина тренера так и не была доказана.

Теоретически технология редактирования генома CRISPR/Cas-9 может служить для ингибирования генов, регулирующих миостатин — белок, который подавляет рост мышечной ткани. Зафиксированы случаи, когда у детей с подавленным от природы миостатином развились мускулы аномально большого размера. Та же технология генного редактирования может повлиять на гены, которые регулируют уровень кислорода в крови — это незаменимо для всех спортсменов, кому для победы необходима повышенная выносливость.

Однако Томас Фридман, который руководит лабораторией в Калифорнийском университете в Сан-Диего, очень скептически относится к идее о «генетически модифицированных спортсменах». По его словам, такие технологии еще слишком несовершенны, а ставить опыты на живых людях, которые готовятся к Олимпиаде, не станет ни одна серьезная лаборатория. Оппоненты возражают, что всегда найдутся врачи в частных клиниках, которые будут только рады поэкспериментировать на жадных до победы добровольцах.

Другое дело, что гены всегда работают комплексно, и если усовершенствовать некоторые из них, это вовсе не гарантирует достижения спортивных высот. На уровень атлета далеко не всегда влияют генетические данные — нередко менее одаренным от природы удается завоевать медали, используя приобретенные умения и навыки.

Кроме того, возникает вопрос приватности и сохранности генетических данных. Если спортсмены предоставят ВАДА свой секвенированный геном, где гарантия, что его не отдадут на всеобщее обозрение спортивным чиновникам, тренерам и журналистам? Пока эти вопросы остаются открытыми.

Скептики по-прежнему уверены, что генное редактирование станет доступным не ранее, чем через 25 лет. Но уже сейчас есть все основания считать, что подобные оценки излишне пессимистичны. Технологии генетической модификации уже меняют мир, стремительно проникая во все сферы жизнедеятельности — от медицины до сельского хозяйства. Возможно, и в спорте они окажутся быстрее, чем мы думаем.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения