Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Биохакинг

Биохакер Аарон Трайвик публично испытал на себе средство для генной терапии герпеса, которое до этого не проходило никаких клинических испытаний. Он ввел себе препарат, выйдя на сцену конференции BdyHax в Остине. Эксперты по правовым вопросам предупреждают, что распространение подобных недоказанных методов лечения может быть нарушением закона.

Трайвик пояснил BuzzFeed, что экспериментальный препарат против герпеса, который он себе ввел, является новой разработкой его собственной компании Ascendance Biomedical, биотехнологического стартапа с командой из 20 человек. Цель стартапа — как можно быстрее вывести на рынок лекарства, спасающие жизнь. В отличие от фармацевтических компаний, Ascendance не намерен затягивать процесс клинических испытаний. А разработанные ей методы и лекарства должны стать доступными и недорогими.

Став «подопытным кроликом» в испытаниях вакцины против герпеса, которым заразился пять лет назад, Трайвик хотел продемонстрировать прозрачность методов своей компании. Себя он сравнивает с Джонасом Салком, разработавшим вакцину против полиомиелита, и Луи Пастером — великими «биохакерами» прошлого. Акция Трайвика не была первой для его компании. В октябре 2017 года другой ее сотрудник, Тристан Робертс, ввел себе экспериментальный препарат против ВИЧ, транслируя весь процесс в Facebook.

Многие эксперты, однако, настроены скептично. По их словам, сначала Ascendance должна была провести испытания на животных, чтобы убедиться в эффективности препаратов. Для сравнения, другие методы генной терапии разрабатывались десятилетиями. Эту точку зрения разделяет и Управление по санитарному контролю США (FDA). В конце прошлого года оно выпустило заявление, в котором назвало незаконным распространение наборов для самостоятельной генной терапии.

Однако это не останавливает Ascendance. Прямой эфир акции Трайвика в воскресенье получил 1200 просмотров. Через несколько недель Аарон изучит образцы своей крови, чтобы понять, подействовало ли лечение. Зрители смогут узнать об успехе или неудаче в режиме реального времени. В дальнейших планах компании — разработка 14 новых методов генной терапии, в том числе лечения бесплодия и менопаузы.

По словам Трайвика, его компания не намерена нарушать правила FDA. Ascendance не продает лечение, а раздает его всем желающим — достаточно отправить заявку через сайт. Впрочем, испытания препаратов на сотрудниках вряд ли можно назвать законными. К тому же мало что известно о технических подробностях работы стартапа. Компания не публикует результаты экспериментов в научных журналах и не раскрывает особенности технологии на своем сайте. Например, о лекарстве против герпеса известно лишь, что оно якобы использует собственную иммунную систему человека для удаления вируса из организма.

Среди тех, кто с подозрением относится к Ascendance, не только ученые и чиновники, но и многие коллеги-биохакеры. Например, Джошуа Зайнер, прославившийся благодаря акции, в ходе которой он ввел себе препарат, увеличивающий мышцы. По его словам, люди должны иметь право пользоваться достижениями генной инженерии, но любые подобные действия необходимо основывать на строгих научных данных.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — о промышленном интернете вещей, связи 5G и телеком-стартапах
Мнения
Геометрия помогла ученым превратить обычные клетки в стволовые
Тренды
Кейсы
Из-за глобального потепления к деревне в Гренландии приплыл огромный айсберг. Теперь ей грозит цунами
Rolls Royce представила летающее такси с вертикальным взлетом и посадкой
Тренды
НАСА показала фотографии «пауков» из темной пыли на поверхности Марса
Кейсы
На 3D-принтере напечатали рекордный по размерам предмет — крышку для топливных баков спутника
Кейсы
В ЮАР установили телескоп, с которого лучше всего видно Млечный путь. Его проектировали больше 10 лет
Кейсы
Плутон выровнялся с остальными планетами Солнечной системы. В следующий раз это произойдет в 2179 году
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения