Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Идеи

Успешный запуск многоразовой ракеты тяжелого класса Falcon Heavy от SpaceX заставил многие аэрокосмические компании пересмотреть свои приоритеты. Консорциум United Launch Alliance намерен первым составить конкуренцию компании Маска. Уже к 2020 году ULA запустит в космос многоразовую ракету-тяжеловес Vulcan. Глава SpaceX этим планам не верит настолько, что готов съесть свою шляпу, если Vulcan добьется успеха.

Еще в январе самой мощной действующей ракетой в мире считалась Delta IV Heavy от консорциума United Launch Alliance, основанного в 2005 году компаниями Boeing и Lockheed Martin. Ракета тяжелого класса пользовалась популярностью среди государственных оборонных предприятий США и регулярно доставляла на орбиту военные и разведывательные спутники связи. Любой груз массой до 32 тонн компания могла доставить за $350 млн.

Однако в начале февраля у Delta IV Heavy появился новый конкурент — ракета Falcon Heavy от SpaceX. Основанная Илоном Маском компания впервые успешно вывела на орбиту ракету, а также вернула на Землю все три ступени — две из них совершили мягкую посадку на космодроме. По своим параметрам Falcon Heavy превосходит всех конкурентов. Ракета способна доставить на низкую околоземную орбиту 64 тонны полезного груза, на геостационарную орбиту — 26,7 тонн, на Марс — 16,8 тонн, к Плутону — около 3,5 тонн. При этом один запуск обойдется всего в $90 млн.

Еще перед запуском Маск заявлял, что успешный запуск Falcon Heavy не оставит шансов конкурентам. Но ULA не собирался сдаваться. Консорциум уже четвертый год работает над многоразовой ракетой Vulcan, которая может потеснить SpaceX на частном космическом рынке.

Компания обещает снизить стоимость запусков на 70% по сравнению с Delta IV Heavy. При этом Vulcan сможет выводить на низкую околоземную орбиту грузы массой до 40 тонн. Как и Falcon Heavy, ракета будет модульной и многоразовой. Однако по словам главы ULA Тори Бруно, главным преимуществом Vulcan перед конкурентом станет топливо.

В качестве топлива для верхней ступени Falcon Heavy компания Маска использует ракетный керосин RP-1, который может замерзнуть после нескольких часов в космосе. Как рассказал Бруно Business Insider, ракета Vulcan будет использовать криогенный кислород и водород, которые лучше адаптированы к низким температурам в космосе. Благодаря этому верхнюю ступень Vulcan можно будет оставлять на орбите на несколько месяцев и даже лет, а затем заправлять и использовать для других целей. Например, ракета может стать грузовым «посредником» между Землей, Луной и астероидами.

Первые ступени ULA не собирается использовать повторно. Компания намерена сохранить только самый ценный компонент ускорителей — ракетные двигатели. Они будут оснащены специальной защитной оболочкой, которая позволит им войти в атмосферу. Затем над двигателем раскроется парашют, после чего в небе его перехватит транспортный вертолет.

Свои технологии компания представит в 2023-2024 годы. Vulcan начнет работу раньше — ULA обещает провести первый запуск в середине 2020 года.

Впрочем, Илон Маск этим планам не верит, как и заявлениям ULA о стоимости запусков. Недавно глава SpaceX оспорил цену полета Delta IV Heavy в $350 млн. По словам Маска, на самом деле запуск ракеты обходится в $600 млн. В микроблоге в Twitter Маск также поспорил с Тори Бруно, что ULA не добьется успеха в ближайшие годы. «Если к 2023 году Vulcan выполнит оборонный заказ, то я съем свою шляпу», — написал Маск.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Тренды
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн