Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Блокчейн

Технологии блокчейна и цифровых валют перевернули рынок искусства. За криптовалюту покупают предметы старины, коллекционеры продают картины частями за биткоины, а киностудии постепенно отказываются от краудфандинговых кампаний в пользу ICO для каждого проекта. «Хайтек» разобрался, где меняют картины на криптовалюту, и зачем покупать токены новых российских фильмов.

Блокчейн в цифровом искусстве

Вероятно, самое большое влияние блокчейн оказал именно на цифровое искусство. Художники, создающие рисунки и выкладывающие их в интернет, постоянно сталкиваются с проблемами авторских прав и подлинности произведений. Коллекционеры не хотят покупать копию картины, даже в том случае, если она находится только в интернете. Им необходим оригинал работы.

Систематизировать цифровые работы, сертифицировать их и документировать этот процесс можно с помощью блокчейна. В мае 2014 года на конференции Rhizom Seven On Seven несколько криптоанархистов представили первый стартап Monegraph, работающий в этом направлении. Художники, которые хотят сертифицировать свои картины, просто отправляют на специальную платформу изображение. После проверки на уникальность они получают свой идентификационный смарт-номер — аналог копирайта.

«Конечно, люди продолжат копировать это изображение, и в этом нет ничего страшного. Но покупатель будет точно знать, что именно он владеет оригиналом. И сможет в дальнейшем его перепродавать», — считают создатели Monegraph.

Особенно полезными блокчейн и верификация произведений искусства оказались для создателей мемов. Многие рекламные агентства используют в своих кампаниях различные мемы, не оплачивая гонорары их создателям, не покупая права на использование картинок в коммерческих целях.

«Да, цифровые художники чаще всего работают с рекламными агентствами или брендами, создавая для них контент. Но бывают и случаи, когда компания просто забрала у человека его работу, а он не может никому доказать, что именно он ее создал», — говорил соучредитель галереи цифрового искусства NewHive Зак Вердин.

Пример цифровой картины, которая продается в галерее NewHivehttp://newhive.com/e/5a03471d5ccacf1a2fe31dba?%27

Процесс покупки цифрового искусства за криптовалюты немного похож на приобретение биткоин-фьючерса. Создатели галереи Cryptoart утверждают, что покупатели их работ могут не только продавать цифровые картины или их части на рынке, но и выходить из активов. Криптовалюта продается по той же цене, по какой проходила сделка — в случае если это было указано в контракте на покупку произведения искусства.

Крипто-краудфандинг в кино

Блокчейн в кино решает сразу несколько задач — сбор необходимых для выхода фильма средств и обеспечение чистоты взаимодействия, расходования средств и распределения лицензионных сборов между filmmakers (создателями фильма — «Хайтек») и пользователями платформы. В России сейчас существует два блокчейн-проекта для сбора средств на съемки новых фильмов — Cinematix Константина Хабенского и Cinemiko Федора Бондарчука. Cinematix — платформа для потокового проведения ICO кинофильмов. Игроки кинорынка получат финансирование в два клика. Cinemiko — платформа для сбора средств на съемки кино. Компания займется взаимодействием между производителями фильмов и инвесторами.

Cinematix предлагает инвестору функцию escrow (эскроу-счет — специальный условный счет, на котором учитываются имущество, документы или денежные средства до наступления определенных обстоятельств — «Хайтек»), аналогичную возможностям платформы Kickstarter. С ее помощью средства, собранные на кинопроизводство, хранятся на специальном счету системы и выделяются продюсерскому центру в тот момент, когда он достиг той или иной стадии реализации проекта. Минимизируются риски, потому что деньги выделяются поэтапно. С другой стороны, это помогает обеспечить прозрачность расходования средств.


Константин Хабенский

«Когда запускается любой кинопроект, то решение о выделении денег принимают один-два человека — безусловно опытные продюсеры, но и эти люди могут ошибаться в своем выборе. А в нашей системе решение о фондировании принимают тысячи человек, и они голосуют за проект своими деньгами, своей криптовалютой. Это позволяет нам давать дорогу более революционным произведениям по сравнению с теми, что сейчас выходят в мировой кинопрокат. Если мы сейчас говорим про Голливуд, то там пять заказчиков, пять больших студий, которые могут спонсировать производство фильма с бюджетом, скажем, в $30 млн. Поэтому мы запускаемся на весь мир, мы хотим в идеале стать полноценными участниками этого рынка»


Режиссер, регистрируясь на Cinematix, получает не только возможность проведения ICO для своего проекта, но и юридическое сопровождение выпуска своей цифровой монеты. А также готовую аудиторию платформы, которая нацелена на получение финансовой выгоды и поддержку интересных и независимых проектов. После окончания съемок фильма он выходит на рынок, а полученная от проката прибыль распределяется между владельцами монет с помощью смарт-контактов.

Использование блокчейна для сбора средств на новые фильмы делает этот процесс намного прозрачнее для создателей проекта и инвесторов. «Блокчейн — это прозрачность. Смысл использования этой технологии сводится к одной функции — показать структуру расходования средств и структуру получения прибыли. В кинематографе, как и в любом другом бизнесе с обширной структурой затрат, очень важно видеть прозрачность расходования средств, потому что от них напрямую зависит прибыльность бизнеса», — считает CEO Cinematix Илья Зибарев

Криптовалюты и произведения искусства

Традиционные институты, связанные с искусством, менее охотно подключаются к процессу блокчейнизации своей работы. Однако и среди них есть исключения. В 2015 году Венский музей стал первым, кто купил картину за биткоины — он приобрел полотно «Слушатели мероприятия» голландского художника Харма Ван Дель Дорпеля. Цифровую часть сделки зафиксировали на платформе Ascribe.io. По мнению Ван Дель Дорпеля, блокчейн выведет в будущем работу музеев и кураторов на новый уровень благодаря упрощению процесса сделки и подтверждения уникальности работ.

Картина-скринсейвер Ван Дель Дорпеля «Слушатели мероприятия»https://harmvandendorpel.com/event-listeners

Соучредитель инвестиционной криптовалютной платформы Maecenas Марсело Гарсия Касил создал сервис, который конкурирует с монополистами на рынке продажи произведений искусства. Компания проводит аукционы и продает коллекционерам не только картины целиком, но и их части. Акции легко купить и продать при помощи платформы Ethereum.

«Старые и дико консервативные аукционные дома, такие как Christie’s и Sotheby’s, на протяжении веков контролировали рынок продажи предметов искусства. Мы считаем, что сейчас эту сферу нужно делать демократичной и дать любому желающему инвестировать в произведение искусства», — рассказал куратор сервиса.

Платформа предлагает любому человеку, даже у которого нет $1 млн на покупку целого венецианского зеркала, купить несколько сантиметров от этого объекта, а в дальнейшем заработать на перепродаже этой акции.

Технологии блокчейна постепенно делают художников свободными от роли посредника или агента для продажи своего произведения. Крупнейшим сайтом, специализирующимся на продаже искусства за криптовалюту, является площадка OpenBazaar. На ней молодые художники выкладывают свои работы, подтверждая уникальность произведения технологией блокчейна. При этом используют сервис не только криптоанархисты или поклонники пост-интернета, но и известные современные художники и коллекционеры — ведь им больше не нужны эксперты и искусствоведы, которые подтвердят подлинность и ценность картины. За них все сделал блокчейн

Редакция благодарит Екатерину Миллер за помощь в создании материала.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Кейсы
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды