Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Блокчейн

Криптовалютные биржи придумывают новые способы вознаграждения трейдеров, чтобы смягчить негативную динамику на рынке. Согласно финансовой модели, предложенной новыми биржами, трейдер получает полное возмещение высоких комиссионных сборов за обмен криптовалютами. Причем выплаты происходят в виде токенов самих бирж. Технология привела к ощутимому оживлению на криптовалютном рынке, а инноваторы побили рекорды по объему транзакций. Калвин Ченг, основатель сингапурской биржи ABCC, бывший член парламента Сингапура, рассказал, какие недостатки есть у нового способа мотивации трейдеров, как работает технология Trade-to-Mine и почему это похоже на ICO.

Криптореволюция и новые рекорды

В июне—июле 2018 года на фоне просевшего рынка криптовалют произошла революция в биржевой торговле. Правда, заметили ее еще не все. Три новые криптовалютные биржи поставили сразу три рекорда по суточному объему транзакций, едва начав торги. Кроме того, они значительно опередили предыдущего лидера Binance с его $1 млрд в день.

Первой в «единороги» (технологические компании, которые добились оценки более $1 млрд без выхода на биржу — «Хайтек») по объему суточных торгов вышла китайская FCoin. Ее в мае запустил бывший технический директор Huobi Цзянь Чжан. За ней последовали сингапурская CoinBene и гонконгская Bit-Z.


Trans-fee mining — технология вознаграждения трейдеров майнинг-транзакциями, когда комиссионный сбор полностью возмещается токенами биржи, где происходит торговля. Эта финансовая модель выгодна бирже, которая фактически размещает свои токены, и не менее выгодна трейдерам, получающим, как минимум, полное возмещение комиссионного сбора. В дальнейшем трейдеры рассчитывают на начисление процента от прибыли площадки.


Этот торговый инструмент, известный также как Trade-to-Mine (ToM), уже вызвал жаркие споры среди представителей криптосообщества. Исполнительный директор Binance Чжао Чанпэн раскритиковал новый финансовый принцип в своем аккаунте Weibo: «Вы платите бирже транзакционную комиссию в BTC и ETH. Затем платформа выплачивает обратно 100% своими токенами. Разве это не простая покупка токена платформы за BTC или ETH? В чем отличие от ICO?». А затем добавил: «Если биржа не получает доход от транзакционных сборов и функционирует исключительно за счет прибыли от своего токена, как же она выживет, когда не будет манипулировать ценой токена? Вы уверены, что хотите играть против манипулятора? Того же самого манипулятора, который контролирует торговую платформу».

Основатель FCoin эти нападки проигнорировал, а по данным CoinMarketCap, объем торгов на FCoin с тех пор уже превысил $4 млрд в день. Для сравнения — Binance на достижение аналогичных результатов потребовалось около 150 дней. И пока лидирующая биржа вдвое снизила размер скидки на комиссию, которую можно оплатить ее токенами BNB, конкурирующие площадки вводят 100-процентное возмещение и даже готовы платить сверх того, как CoinBene.

Меньше токенов, ниже комиссия

Китайская биржа BigONE проведет аналогичные FCoin изменения. А сингапурская биржа ABCC, основанная бывшим сенатором Калвином Ченгом, уже реализует ToM с учетом ошибок предшественников. Финансовая модель FCoin, которую раскритиковал Чжао Чанпэн, действительно имеет важный недостаток: высокие комиссии за обмен криптовалют принуждают платформу выпускать все большее количество токенов (всего 10 млрд штук). В результате стоимость токена снижается, а вместе с ним — и заинтересованность трейдеров. Поэтому FCoin понижает размер биржевого сбора. А финансовая модель биржи замыкается в бесконечное кольцо, приводящее к инфляции токена.

Разработчики ABCC учли этот нюанс и ввели ограничение выпуска токенов, зафиксировав объем каждого. Такой подход обеспечивает стабильный финансовый рост для пользователей (особенно для ранних).

Идея ToM пользуется популярностью: японское приложение CoinView, которое управляет криптопортфелем и синхронизируется с многими биржами и кошельками, добавило в интерфейс HummingBird — бот для майнинга на биржах. HummingBird как раз использует модель trans-fee mining.

В гонке за первенство OKEx объявила реферальную программу: любая новая биржа, имеющая на счету 500 тыс OKB (около $1,5 млн по текущему курсу) получит бесплатную техническую поддержку по разработке и запуску финансовой модели ToM.


Недостатки финансового принципа Trade-to-Mine:

• Майнинг транзакциями способствует увеличению числа торговых ботов и спама с ненужными сделками — токены начисляются в зависимости от количества, а не объема сделок. Однако в интервью китайским крипто-СМИ Цзянь Чжан опроверг это и заявил, что все транзакции являются подлинными.

• Майнинг транзакциями способствует увеличению комиссий в сети Bitcoin и Etherium, которые остаются фундаментом для всех торговых пар. Такая вероятность действительно существует. Например, биржа FCoin, кроме новой финансовой модели ToM, использует и новый принцип выбора монет для листинга. Трейдеры выбирают новую монету не по привычному принципу «пользователь = голос», а физическим добавлением интересных им токенов на биржевой депозит. Причем учитывается не сумма добавленных монет, а количество транзакций. Голосование длится ограниченное время, и в этот период цена за GAS Ethereum взлетает в десятки раз, превышая иногда $5 и рекорды по нагрузке на блокчейн времен пика популярности CryptoKitties.

• Trans-fee mining больше напоминает скрытую форму ICO — пользователи отдают свои биткоины и эфириумы, а взамен получают биржевые токены. И неизвестно, сколько они будут в дальнейшем стоить. Но по факту пользователи действительно сразу же получают возмещение биржевого сбора. А удерживая у себя токены, получат еще и процент от прибыли биржи.


Подобные изменения в биржевой торговле и развитии децентрализованных криптовалютных бирж вызвали бешеный всплеск активности трейдеров на восточно-азиатском рынке. А настроение на этом рынке во многом определяет ситуацию в криптоиндустрии в целом.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Тренды
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы