Партнерский материал

«Биометрические системы на уровне государства — редкая вещь», — Артур Мелоян, «РТК Софт Лабс»

Безопасность юридически значимых операций — один из ключевых трендов в банкинге. Однако классическая пара «логин — пароль» давно не является гарантией сохранности денежных средств, а двухэтапная аутентификация зависит от возможностей девайса. Компания «РТК Софт Лабс» работает над такой системой биометрической идентификации для банков, которая дает возможность верифицировать пользователей по голосу и лицу — естественным «документам» человека. «Хайтек» поговорил с исполнительным директором компании Артуром Мелояном о том, как будет развиваться биометрия в масштабах России, как оптимизируется работа государственных органов с помощью интеллектуальной платформы и почему ИТ-инкубатор в Иннополисе предоставляет идеальные условия для разработчиков.


«РТК Софт Лабс» — дочернее предприятие группы компаний «РТ Лабс», выступает флагманским центром по проектированию, разработке, реализации и эксплуатации информационных цифровых продуктов «Ростелекома» в сфере федеральных, региональных и муниципальных государственных электронных услуг, медицинских и фискальных сервисов, а также в банковской отрасли.


Голос и селфи — вместо логина и пароля

— Почему «РТ Лабс» решил выделить «РТК Софт Лабс» в отдельную компанию?

— Мы хотели создать инкубатор для талантливых и одаренных ребят с разных уголков страны, предоставить им возможность разрабатывать новые решения в особой экосистеме без соприкосновения с операционной деятельностью компании. Иннополис отлично подходил для этих целей.

Фото: Лейсан Ибатуллина / «Хайтек»

— В итоге образовался R&D-центр?

— Да, у «РТ Лабс» несколько центров разработки — в Самаре, Ярославле, Москве и других городах. Они поддерживают изначальные направления компании — СМЭВ (Единая система межведомственного электронного взаимодействия — «Хайтек»), портал и мобильное приложение «Госуслуги». Наша задача — находить что-то другое, например, выход на новые рынки.

— И как, удается?

— Да, в прошлом году мы вошли в коммерческий сектор с двумя решениями для банков. Одно обеспечивает сбор биометрических образцов их клиентов. Сегодня в России уже функционирует Единая биометрическая система. Принцип ее работы такой: человек один раз при посещении отделения банка сдает биометрические образцы — фото и голос, а дальше может открывать счета и вклады, получать кредиты или осуществлять переводы в этом или других банках удаленно. Вместо привычной пары «логин и пароль» будет достаточно сделать селфи и произнести несколько цифр. Так, например, московский банк может выдать кредит жителю Приморского края, даже не имея там филиала. Чтобы подключиться к системе, банкам понадобилось решение для съема биометрических образцов клиентов, их проверки и передачи. Такую возможность мы предоставили в виде Автоматизированного рабочего места «Биометрия».

Еще один продукт — комплексная платформа доступа, которая позволяет банкам подключаться к СМЭВ и взаимодействовать с пенсионным фондом, налоговой службой и другими ведомствами.

Конкуренция с Москвой и Петербургом

— Как искали сотрудников?

— В первый год мы взаимодействовали с Университетом Иннополис и службой мэрии по поиску и привлечению кадров. За второй год не сильно выросли с точки зрения количества персонала, но окрепли качественно: кто-то приехал из других регионов, а некоторые, наоборот, поняли, что Иннополис — не их место, кто-то не был готов к тому, что нам нужны идеи и драйв, а не просто выполнение заданий.

— Как вы проверяете наличие этого драйва в претендентах?

— На этапе собеседования тестируем соискателя, наши технические специалисты смотрят на опыт и реализованные проекты. И, конечно, я сам беседую с кандидатом, чтобы оценить, насколько он вольется в коллектив. Привезти человека из другого региона — это риск и для него, и для нас. Если мы друг другу не подойдем, получатся нереализованные ожидания.

Текущая команда максимально драйвовая. Нас 17 человек: только двое из Казани, остальные из других городов — Владивостока, Ульяновска, Красноярска и Воронежа. В штате преимущественно разработчики, аналитики и тестировщики. Еще есть небольшой бэк-офис. В этом году планируем активно расти.

Фото: Лейсан Ибатуллина / «Хайтек»

— Что оказалось самым эффективным средством привлечения сотрудников?

— Все способы сработали. Мы продолжаем сотрудничать и с мэрией, и с университетом — привлекаем как выпускников, так и профессионалов, прошедших переподготовку в Центре для ИТ-специалистов. С последним у нас есть совместный индустриальный проект. Группа студентов работает над нашим кейсом или продуктом с конца января до лета, а после и компания, и студенты принимают решение, насколько нам интересно развиваться совместно. В частности, в этом году группа студентов работает над созданием нового модуля для нашей ведомственной платформы. Причем задача довольно серьезная — разработать сервис контроля и разграничения доступа к компонентам системы.

Также стараемся участвовать в региональных профильных форумах и семинарах: рассказываем на них не только о «РТК Софт Лабс» и Иннополисе, но и выступаем с докладами и мастер-классами, чтобы показать свою экспертизу.

— Ощущается нехватка специалистов?

— Да, причем всех — и аналитиков, и разработчиков. Мало найти хорошего специалиста, важно, чтобы он соответствовал нашим критериям. Иннополис конкурирует с Москвой и Петербургом. В резюме у ребят обычно именно эти три локации указаны в качестве желаемых мест для переезда.

— Чем вы выделяетесь на фоне Москвы и Петербурга?

— Самой идеей. У нас исключительно производственное подразделение, избавленное от операционной деятельности, и для разработчиков это очень большой плюс. Бэк-офис старается по максимуму снять все бытовые вопросы с сотрудников. Компания оплачивает аренду жилья. Мы даже подаем за них информацию со счетчиков воды и электроэнергии, настолько они избалованы! Предлагаем большой социальный пакет с ДМС и стопроцентной оплатой фитнеса. Постоянно развиваем обучение как внутреннее, так и внешнее. Есть даже программа витаминизации в зимний период: в эти месяцы для сотрудников в офисе каждый день есть фрукты и орехи. Затраты на переезд из соседних регионов возмещаем полностью, из дальних — платим фиксированный процент. Кроме того, раз в год еще и компенсируем поездку домой. Еще Иннополис привлекает тем, что все находится близко. Даже если задержался на работе, за семь минут дошел до дома — осталось время для себя и семьи.

Фото: Лейсан Ибатуллина / «Хайтек»

— Кстати, квартиру вы по размеру семьи оплачиваете?

— Обязательно! Раньше это была двухкомнатная (для бессемейных — однокомнатная), но недавно у нас в городе появились и трехкомнатные, будем с ними тоже что-то придумывать.

— Сотрудники молодые?

— Средний возраст примерно 27 лет, но мы ожидали, что будут еще моложе, — ведь в юном возрасте решиться на смену города гораздо проще. Однако оказалось, что и опытным специалистам интересен Иннополис, как раз потому, что здесь удобно жить с семьей. Дети сами отводят друг друга в школу, в детский сад — настолько все близко и безопасно.

— У вас есть специалисты на удаленке?

— Нет, в этом суть проекта — привлечь сотрудников и создать инкубатор, где люди бы взаимодействовали друг с другом, делились идеями и опытом.

ИТ-гетто — это хорошо

— Насколько Иннополис отличается от «Сколково»?

— Я не был в «Сколково». Мне кажется, Иннополис — это место, где все более активно создается. Первое беспилотное такси — Яндекс.Такси — запустилось именно здесь. Мы делаем единую биометрическую систему. Хотя по замыслу локации похожи: закрытый город с жильем и инфраструктурой.

— Не возникает ощущения жизни в каком-то ИТ-гетто?

— Не сказать, что это плохо. Для вовлеченного сотрудника будни — это семья и работа. В выходные всегда есть чем заняться: рядом Казань и Свияжские холмы. Инфраструктура города небольшая, но закрывает все базовые потребности: пиццерия, бар, спорткомплекс с хорошим бассейном и природа рядом.

— Что нового появилось за то время, пока вы находитесь в Иннополисе?

— Мы несказанно рады сдаче в эксплуатацию нового жилья, которым теперь можем обеспечить больше специалистов. Строится новый лицей. Руководство города всегда получает обратную связь от жителей: например, было несколько сессий по преобразованию городского парка. Кто-то пожаловался на пешеходные переходы — и мэрия их переоборудовала. Сложно вспомнить такой пример из жизни в других городах.

Фото: Лейсан Ибатуллина / «Хайтек»

— Каким вы видите идеальный офис будущего?

— Максимально комфортный и автоматизированный, где люди могут полностью посвятить себя тому, что им нравится в работе. Кто-то считает, что офисов скоро не будет, но я вижу их как логическое развитие в open space, где максимально возможно взаимодействие людей из разных подразделений и проектов.

Самая главная мотивация для разработчика

— Как работает ваша Интеллектуальная ведомственная платформа?

— Система позволяет государственным заказчикам оптимизировать деятельность своих подразделений без привлечения разработчиков. На платформе можно нарисовать бизнес-процесс, определить правила прохождения. А система сама сгенерирует информационную среду для работы — получения заявлений с портала Госуслуг или резолюций, формирования межведомственных запросов или проведения тендеров. Регламенты часто меняются, и платформа сокращает время адаптации к изменениям без жертв со стороны юзабилити.

Кроме того, система является многокомпонентной, в ней используются такие модули, как:

  • конструктор бизнес-процессов в нотации BPMN;
  • конструктор пользовательских форм и правил;
  • конструктор отчетов;
  • конструктор межведомственных запросов;
  • ролевая модель и разграничение прав доступа.

Все эти компоненты работают в связке и позволяют разработчику будущей системы с помощью визуальных средств создать ИС, полностью автоматизирующую описанный бизнес-процесс.

— Как помогает в бизнесе опыт работы с государством?

— Наша материнская компания участвует в разработке федеральных сервисов, и в этом дополнительная экспертиза. Работая с коммерческим сектором, есть возможность применить этот опыт и помочь нашим клиентам узнать, например, что сделать, чтобы их документы принял СМЭВ.

— А вы знаете аналоги биометрической системы в других странах?

— Есть биометрические проекты в транспорте и где-то еще, но очень мало стран, которые нечто подобное реализовывали в масштабах целого государства. К нам как-то подошли датчане и сказали, что это прогрессивное направление. Хотя Дания очень развитая страна — все население имеет электронную цифровую подпись, но есть неудобства: ключи надо иметь с собой, следить за ними и перевыпускать. А с биометрией ваши документы всегда с собой: и лицо, и голос.

— Как будут выглядеть вспомогательные системы в будущем?

— Мы находимся в самом начале внедрения биометрии, дальше будут подключаться новые сервисы, система получит доступ к новым устройствам. Появятся новые разработки: к нам приходили ребята, которые предлагают другие способы биометрии, например, считывание рисунка вен на ладони. Насколько подобная аутентификация применима сейчас, сложно сказать, но есть куда развиваться, потому что это касается безопасности юридически значимых операций. Мы живем в очень интересное время, когда можно увидеть, что нас ждет в будущем: беспилотные машины, гибкие экраны и так далее.

Фото: Лейсан Ибатуллина / «Хайтек»

— Что для вас стало самым большим вызовом прошлого года?

— Выход на новые рынки — коммерческий (банковский) сектор, разработка непрофильных решений. Биометрия — это искусственный интеллект, нейросети и последние технологии для высоконагруженных систем. Личным вызовом стала задача сплотить коллектив, создать атмосферу, чтобы люди чувствовали себя частью чего-то целого, несмотря на то, что работают на разных проектах. А еще мы присоединились к разработке региональной медицинской информационной системы. Выполнение такой социально важной задачи очень мотивирует, ведь система упрощает и даже спасает жизни тысяч людей.

«РТ Лабс» давно этим направлением занимается, и я очень хотел к этому подключиться, — что и случилось в конце прошлого года. Это система автоматизации медицинских учреждений: работа со страховыми компаниями, электронная медкарта, взаимодействие разных врачей и учреждений, а также создание единой базы для научно-исследовательской работы, анализ затрат на оказание медицинских услуг и многое другое.

— И в какой стадии все находится? Когда уже исчезнут бумажные карточки в поликлиниках?

— Сложно назвать конкретную дату. Системы внедрены в регионах, сейчас мы поддерживаем текущих пользователей, добавляем новые модули и улучшаем существующий функционал. Законодательная база в этом направлении развивается, производители передового оборудования тоже работают над этим. Один мой сотрудник как-то пришел с ребенком в медицинское учреждение Татарстана и увидел там работающую систему, в создании которой принимал участие. Не это ли для разработчика самое большое счастье?

— Что вам помогает в работе?

— Желание создать что-то значимое. Особенно мотивирует, если ты не один такой, вокруг тебя команда, горящая теми же идеями. Ради этого встаешь утром и с удовольствием идешь на работу!

Загрузка...