;
Мнения 16 сентября 2019

«В 14 делает первый сайт, а в 18 зарабатывает на этом деньги»: зачем проект «Кружок» учит подростков в российской глубинке кодингу

Далее

Проекту «Кружок» два года — за это время трое программистов провели в российских деревнях и малых городах 12 бесплатных недельных школ веб-разработки для подростков. Инициатива не приносит денег создателям. Часто они работают без поддержки со стороны компаний или благотворительных фондов. В этом году у проекта появились новые программы, которые проводят музыканты, журналисты, архитекторы и астрономы. Александр Братчиков и Александр Патлух из команды «Кружка» рассказали «Хайтеку», как кодинг и умение самостоятельно сделать сайт помогает школьникам из глубинки выбрать профессию, почувствовать уверенность в себе и стать счастливее.

Чистый эксперимент, который удался

Александр Братчиков: Наша первая школа прошла в Воткинске в августе 2017 года и стала чистым экспериментом. Это был первый город, до этого мы преподавали только в Moscow Coding School и никогда не выезжали с курсами. Кроме того, было лето, мы ехали не в школу, и у нас не было местного проводника, который мог бы собрать детей и все организовать.

Детей по большей части собирали сами — давали рекламу во «ВКонтакте», не знали, как вообще это делается. Тогда мы не ходили в общеобразовательные школы, где директор или завуч может рассказать о нас подросткам. Арендовали помещение антикафе, и первая поездка получилась очень дорогой — потратили примерно 80 тыс. рублей. Это были свои деньги, так как не было финансирования — да и сейчас, когда о нас знают, не можем его найти. Нас поехало человек шесть, мы сняли однокомнатную квартиру, чтобы было дешевле, и все вместе в ней жили.

Александр Патлух: Школа в Воткинске еще отличалась тем, что там мы брали небольшую плату за занятия — 3 тыс. рублей за неделю. Для Воткинска это более чем подъемная цена, но тот курс был первым и последним платным в истории «Кружка» — и, естественно, он не отбился. Но  так мы компенсировали хотя бы часть затрат. С учеников мы собрали 30–35 тыс. рублей.

Была еще такая история, что перед Воткинском мы походили по всем с голой презентацией и рассказывали, что сейчас сделаем такую штуку — дайте нам денег. Приходили в Mail и «Яндекс», там говорили: «Идея классная. Но денег не дадим». На тот момент мы еще не работали в «Яндексе», но даже если бы работали, это ничего бы не изменило.

Фото: Егор Пигаев / Кружок

В то время у меня была основная работа в компании Possible, где создавались красивые сайты и рекламные кампании вроде «Загляни под крышку и введи код». С Сашей Братчиковым мы познакомились в Moscow Coding School. Он тогда работал в небольшом бюро, в которое приходили стартаперы, у которых уже есть инвестиции и идея, но совершенно нет понимания, что делать и как развивать продукт. Ребята прорабатывали всю техническую инфраструктуру плюс проводили консалтинг.

Тогда с нами был еще Влад Кяуне, с которым мы сейчас вместе работаем в «Яндекс.Практикуме». Еще один участник, Сергей Нугаев, работал в студии «Астрошок» — она занималась разработкой сайтов. 

О программе веб-разработки

Александр Братчиков: Первая программа, которую мы давали в Воткинске, была очень сложной — в ней были объединены несколько курсов, которые мы в разное время делали в Moscow Coding School. Она представляла собой два дня веб-разработки — HTML, JS и CSS и два дня программирования на Python в среде Minecraft. Планировалось еще два дня робототехники, но на это нам не хватило ресурсов.

Но даже первые два этапа оказались очень сложными для детей, они никогда не занимались никаким кодингом вообще, и мы на них сразу валим столько информации. Ребята путали веб-разработку с Minecraft — стало понятно, что программу нужно менять

Остановились только на вебе, HTML, CSS и JS. Это достаточно просто. Мы сами специалисты в этой области и можем рассказать об этом так, чтобы вдохновить других. коля

Фото: Егор Пигаев / Кружок

Александр Патлух: Важный фактор, что мы сразу делаем с детьми какой-то продукт, и все обучение строится на проектной деятельности. Мы за то, чтобы ребята на занятиях делали то, что им интересно — на этом должно строиться обучение. Когда людьми движет что-то изнутри, можно давать новую информацию — это классная механика. Преподаватель не должен тянуть за собой студентов в изучение материала, подростки сами должны погружаться в обучение за счет интереса.

Про результат школ и выбор профессии

Александр Патлух: Кому-то наши школы помогают выбрать профессию, кому-то — нет. Мы не претендуем на то, чтобы все дети, которые к нам пришли, стали программистами. Даже если ребята поймут, что кодинг — не их призвание, в любом случае это результат. Мы играем роль институции, которая рассказывает об альтернативных путях в жизни, о которых в школе не говорят.

Александр Братчиков: Есть несколько примеров ребят, которые загорелись идеей веб-разработки. Если говорить о примерах, это Коля из Вязьмы, который после «Кружка»  почти два года занимается веб-разработкой, недавно устроился на оплачиваемую стажировку в = и зарабатывает на этом. Он постоянно добивается новых успехов в программировании, и то, как он об этом говорит, показывает, что для него кодинг — это не про «много денег заработать», а про более высокие причины. Даже если таких людей будут единицы, значит мы делаем это не зря.

Есть еще Марс из Гусь-Хрустального. На занятиях и после них Марс говорил, что у него появился интерес к разработке. После Кружка он поступил в «Яндекс.Лицей». Аня Корниенко была на нашей школе в Балтийске, сейчас она уже в университете, учится на программиста и устраивает митапы для разработчиков.

Фото: Эмиль Хафизов / Кружок

Александр Патлух: Тут все очень просто — в 14 лет подросток сделал свой первый сайт, в 18 заработал первые деньги, сделав коммерческий проект. Круто уметь делать простой, красивый, модный сайт уже в школьном возрасте. Это определенно может принести достаточно простые деньги в тот момент, когда они будут нужны. Я не очень понимаю, почему из школ до сих пор выпускают без этого знания.

Во многом занятия «Кружка» — не только про создание сайтов. Это когда школа веб-разработки становится такой открытой дверью в новый мир. У подростка появляется широкое видение возможностей. Во время занятий мы много говорим об отвлеченных вещах, о технологиях в целом. Может, кому-то меньше интересна веб-разработка — он пойдет и задаст вопросы про машинное обучение.

Александр Братчиков: Разговоры в перерывах — очень важная часть занятий, в это время мы их ничему, по сути, не учим — только даем советы, которые открывают глаза на какие-то совершенно новые темы. Они сами могут классно учиться, искать информацию — и мы во многом про то, чтобы рассказать, что мир намного шире, чем тот, с которым они сталкиваются каждый день. 

Про отличия «Кружка» от привычных курсов программирования и профактивацию

Александр Патлух: В России есть рынок образования для детей и подростков — «Алгоритмика», «Кодабра»,  Coddy, кто то еще этим занимается. Но это совершенно другая история — ты платишь деньги, приводишь ребенка, и он занимается. У таких проектов есть программа и трек развития студента.

Команда проекта. Фото: Кружок

Мы ездим по регионам и производим профактивацию. Показываем  скилл веб-разработки и предлагаем подросткам на это посмотреть, возможно, им будет интересно. Профактивация — это про то, что мы приезжаем и говорим: «Мы занимаемся веб-разработкой, но существует еще куча других дисциплин, и будет прикольно, если ты попробуешь хотя бы эту». Ребенок может ею дальше не заниматься — главное, что он начнет двигаться в сторону, в которую ему действительно хочется.

Наша цель — расшевелить подростков. Как будто ты вставляешь в человека ключ зажигания.

Александр Патлух

Ребята могут никогда больше не написать ни строчки кода, но зато они поймут: «Кодить я попробовал, меня зажгло, что можно сделать сайт за неделю. Но я, пожалуй, Ableton (программа для записи и живого исполнения музыки — “Хайтек”) лучше освою».

Когда мы приезжаем, для подростков это уже что-то необычное. Часто они просто никогда не видели молодого преподавателя, способного говорить с ними на одном языке. А когда они понимают, что в начале недели не знали ничего из конкретной области, а через неделю что-то создали — появляется ощущение, что им под силу все. Это целенаправленное вдохновение, которым мало кто занимается в современном образовании.

На что существует проект

Александр Братчиков: Чтобы найти инвестиции, нужно быстрее делать продукт и начинать его монетизировать, но мы не видим «Кружок» таким. Во-первых, нам всегда казалось и до сих пор кажется, что нужно делать классно, а не на коленке. Во-вторых, для нас «Кружок» это не бизнес, а, скорее, идея, движение.

Если говорить про благотворительные фонды, то с государственными мы не работаем, а из частных нас пока никто не поддерживает. Видимо, наш вариант развития пока не сходится с их стратегиями.

Александр Патлух: Нам часто пишут: «Я из фонда, сельской культуры, приезжайте к нам, проведите занятия». Но нам еще не писали: «Мы из фонда [любое название], давайте мы возьмем вас под патронаж»

Фото: Никита Бережной / Кружок

На данной стадии развития проекта мы не собираемся на нем зарабатывать, но продолжаем искать поддержку для школы. Помочь нам можно здесь. Периодически обсуждаем эту тему — некоторые из нас придерживаются мнения, что наша коммерческая прибыль лежит в продуктовом поле, нежели в платных школах.

Что будет с «Кружком» в будущем

Александр Патлух: Мы будем ездить по регионам , откроем новые школы, и не только веб-разработки — мы уже немного евангелисты в части бесплатного образования в российской глубинке. Нам удается заражать этим людей, которые готовы безвозмездно делиться знаниями. И они к нам присоединяются с новыми школами — архитектуры, музыки. Нам хочется, чтобы «Кружок» расширялся и становился разнообразнее

Александр Братчиков: Когда мы ехали в третью поездку в Калугу, почти никто не обращал внимания на то, что мы делаем. Тогда мы не были уверены, что это нужно кому-то, кроме нас.

Со временем идеей «Кружка» стало загораться все больше и больше людей. То, что было сделано проектом за последние два года, точно нельзя сделать усилиями четырех человек, которые все это начинали. Это снежный ком, который продолжает расти — «вечный взрыв», надеемся, способный вдохновить одного человека проактивно помогать другому.

Загрузка...