;
Мнения 30 сентября 2019

Американский учитель Джейми Донелли — об использовании VR/AR в образовании и о компьютерной зависимости у детей

Далее

Представьте себе, что вы поднимаете своих учеников на вершину Эвереста, отправляете крутящийся торнадо через парты или помогаете им поделиться своими историями с одноклассниками. Дайте ученикам заглянуть внутрь древней египетской гробницы или возьмите их в тур по Солнечной системе. С помощью виртуальной реальности (VR) и дополненной реальности (AR) вы легко можете добавить новое измерение в учебный процесс. По данным исследовательской компании Markets and Markets, рынок AR, демонстрирующий рекордный рост в 2018 году, к 2023 году будет стоить $ 61,39 млрд. Кроме того, AR является одним из главных трендов развития технологий в 2019-2020 годах. Нет сомнений в том, что VR/AR захватят все отрасли, включая образование и обучение, уже в самое ближайшее время. Хайтек поговорил с учителем и спикером по технологиям AR/VR в американском образовании, участницей EDCRUNCH 2019 Джейми Донелли о современных образовательных технологиях, зависимости детей от компьютера и роли учителя в школе.

Образование как конкурент развлекательной индустрии

— Образование вынуждено конкурировать со сферой развлечений и социальными сетями за внимание аудитории, особенно молодой. Какие образовательные технологии могут в этом помочь?

— Если сравнивать образовательные технологии с развлечениями, то, конечно, конкуренция есть. Используя в образовании технологии, мы даем ученикам возможность докопаться до истины. Поэтому я не думаю, что задача состоит в том, чтобы непременно конкурировать с развлечениями. С помощью школьных технологий мы просто хотим заинтересовать учеников, помогая им таким образом лучше усваивать материал. Но современные технологии (вне школы) сейчас настолько развиты, что часто становится все труднее привлечь внимание школьников и вовлечь их в процесс.

— Есть ли какая-то достоверная статистика про сравнение традиционных образовательных методов с высокотехнологичными? На сколько процентов могут увеличиться скорость обучения и время удержания материала, как улучшается понимание?

— Как раз сейчас я общаюсь с компанией, обучающей детей навыкам чтения. Чтобы вовлечь детей, они используют VR/AR-технологии. В их учебный процесс включены также интерактивные обучающие книги. Все это рассчитано на полный курс обучения: планы уроков и приложения, помогающие провести уроки. Этот курс проходят дети, которые действительно испытывали сильные трудности с чтением, пониманием букв, слов и звуковым распознаванием.

Джейми Донелли

В обучающих группах VR/AR-технологии объединены со всеми другими компонентами. И все это проходит под наблюдением ученых из Техасского университета, поэтому это не только обучение, но и исследование процесса объединения традиционных и высокотехнологичных способов в развитии навыков чтения у детей. Потом они сравнили результаты этих детей с результатами тех, кто обучался по традиционному методу. Оказалось, что успехи первых превзошли все ожидания.

Хотя как педагоги мы должны изучить не только этот метод, а все возможные, и выбрать те, которые больше соответствуют потребностям наших детей. Тем не менее, тот факт, что дети, обучавшиеся нетрадиционным способом, обошли других детей, доказывает, что у этого способа должно быть большое будущее.

— Если представить себе условную шкалу, где на одном конце фильм и зритель пассивен, а на другом — интерактивная компьютерная игра, требующая стопроцентной концентрации, то где должна оказаться идеальная обучающая программа с применением иммерсивных технологий?

— Я думаю, что это зависит от многих факторов. Существует множество различных ситуаций и целей. Если задача — вовлечение и, возможно, взаимодействие, а также сотрудничество с другими детьми и учителем, то вы не можете позволить ученику быть сильно вовлеченным. Главное здесь — сыгранность, способность к совместной работе. Находясь на платформе, ученики должны всей командой решить какую-то проблему.

Поэтому я думаю, что это действительно зависит от ситуации и от того, какова ваша конечная цель. Но если цель состоит в том, чтобы выполнить проект, находящийся на этой платформе и не требующий никакой взаимосвязи с другими в течение какого-то времени, то да: тут нужна максимальная вовлеченность. Но если это происходит в течение длительного времени, когда студенты то в той реальности, то в этой, вам для этого не нужно так сильно их вовлекать в процесс.

Научный подход к современному образованию

— Технологии VR/AR больше ориентированы на индивидуальное обучение. Как можно использовать их для обучения в группах, есть ли конкретные примеры?

— По правде говоря, я как раз сейчас пишу свою вторую книгу, которая посвящена, в частности, и этому вопросу. В первой книге я хотела поговорить о том, какие технологии существуют, зачем они нужны и как их использовать.

Но во второй книге я углубляюсь в то, как это можно индивидуализировать применительно к каждому ученику. Потому что описание темы в общем и даже общие советы по использованию инструментов — не совсем то, что может помочь педагогу. VR и виртуальное общение идет победным шагом по всему миру и прочно обосновалось во многих сферах нашей жизни. Возможность пользоваться этим, виртуально взаимодействовать с людьми, находящимися в любой точке земного шара, — все это действительно потрясающе.

Джейми Донелли

То же самое относится и к AR-технологиям. То, чем занимаются сейчас Apple и Google, создающие игры нового поколения, позволяющие людям погружаться в дополненную реальность, — потрясает еще больше. Они открыли нам новые способы взаимодействия, при которых наши ученики имеют возможность заниматься вместе, сотрудничать и учиться у других.

Но одновременно с этим происходит и индивидуальное развитие, потому что обе технологии в значительной степени сосредоточены на личности. То, на что смотрит один человек или ученик — совсем не то, что видит другой, даже если оба находятся в одной и той же сцене. Каждый сосредоточен на том, что привлекает именно его. Я думаю, что с помощью VR/AR-технологий мы сможем сильно помочь учебному процессу, дав учителям возможность пользоваться этими инструментами, ресурсами и предоставив свободу выбора в том, как их использовать.

— Количество часов, в течение которых человек, особенно ребенок, способен воспринимать информацию, ограничено. Иммерсивные технологии, особенно использующие игровые механики, значительно увеличивают этот период. Не кажется ли вам, что это каким-то образом может повлиять на здоровье и психику ученика?

— Я согласна с этим на 100%. У меня два сына, младший еще совсем недавно испытывал огромные трудности в запоминании правописания слов и понимании структуры. У него были серьезные проблемы с обработкой учебной информации и сдачей тестов.

В то время он ходил в частную школу, где были довольно высокие требования к ученикам. Но после того, как я забрала на некоторое время от него видеоигры — для того, чтобы он мог больше сосредотачиваться на учебе (тогда ему было около семи лет), его восприятие и запоминание заметно улучшились. Впервые за все это время он начал сдавать тесты. Его учителя даже подумали, что, возможно, я применила какое-то медицинское вмешательство — из-за того, что его концентрация сильно изменилась.

Это открывает нам глаза на то, насколько негативно видеоигры влияют на детей. И родители, и педагоги должны с ответственностью относиться к тому, сколько времени они позволяют детям этим заниматься. Чтобы это не пошло во вред и чтобы был разумный баланс. Все эти видеоигры, VR- и AR-технологии негативно стимулируют их мозг.

— Устройства VR/AR — очень дорогие гаджеты. Не получается ли так, что новые образовательные технологии разделяют учащихся по уровню доходов их родителей?

— В этом вопросе я придерживаюсь бюджетного подхода, то есть не покупать то, что данной школе не по карману. Я призываю школы использовать те устройства, которые у них уже есть, вместо того, чтобы искать новые. Например, во многих школах уже используются планшеты iPad, пусть они развивают это дальше. Я за то, чтобы они использовали технологии разумно и практично, а не думали о том, как бы им купить что-то новое. Мне кажется, что покупка высокотехнологичных устройств не должна быть самоцелью, нужно руководствоваться необходимостью.

Хотя вне школы, понятно, многие ученики пользуются смартфонами, планшетами и другими устройствами последних моделей. Мы должны начать с того, чтобы продолжать пользоваться теми устройствами, которые уже были задействованы в классах: планшетами, ноутбуками и интернетом. Не начинать с покупки дорогостоящих комплектов и устройств высокого класса, потому что это действительно не практично. Они больше ориентированы на профессиональных пользователей и избыточны для школьных условий.


Говорить о стоимости какого-либо гаджета для VR/AR не совсем корректно. Например, даже для самых дешевых VR-гаджетов с ценой от 150 рублей, очков виртуальной реальности, требуется достаточно мощный смартфон, цена на который начинается от 4 тыс. рублей. Или, например, VR-приставка для Sony PS4 при цене в среднем 14 тыс. рублей требует под себя саму игровую консоль Sony PS4 с минимальной стоимостью 18 тыс. рублей. Всегда необходимо оценивать минимальный комплект устройств, необходимый для реализации функций виртуальной реальности на той или иной платформе. И если на нижней ценовой ступени прочно обосновался Google c VR-очками, которые можно сделать самому из картона и пары линз, то верхняя ценовая граница VR/AR-устройств не ограничена.

То же самое касается и устройств дополненной реальности. Самое простое AR-устройство — это любой недорогой смартфон с камерой и специальной программой, анализирующей поступающее изображение. Например, для игры в PokemonGO или рассказа о достопримечательностях. Цена же специализированных AR-устройств начинается примерно от 57 тыс. рублей, но самые дешевые также требуют для своей работы наличия смартфона.


Статус образования в обществе

— Согласны ли вы, что образование сегодня — это скорее вид бизнеса, чем социальная функция?

— Да, я согласна. Если смотреть на то, чем мы руководствуемся, когда принимаем решения в этой сфере, — это похоже на бизнес. Для того, чтобы заботиться об учениках, защищать их и получать финансирование от общества, мы прикладываем усилия, чтобы предложить или продать свои услуги обществу.

Хотя это больше похоже на партнерство с родителями и с обществом в целом. Это означает то, что мы должны иметь деловой подход, а ученикам и их родителям это дает гарантию качества наших услуг. Думая об образовании и выбирая лучшие методы обучения, мы должны думать обо всех сторонах, принимающих участие в этом процессе.

— Министр просвещения РФ Ольга Васильева рекомендовала «…четко и жестко исключить использование мобильного телефона во время образовательного процесса», потому что современные технологии «могут привести к нарушениям психики, гиперактивности, раздражительности, нарушениям сна». Насколько это обосновано?

— Мне кажется, что мы чересчур ухватились за идею новых способов использования современных технологий в школе. Прежде чем поддаваться импульсу и начинать внедрять все высокотехнологичное, нужно сначала тщательно исследовать, насколько это целесообразно, и понять, к каким результатам может привести. Хотя я частично согласна с утверждением вашего министра, я не думаю, что мы должны устранять любые технологии. Мы должны серьезно изучить вопрос, каким образом представлять учебный материал и если это будет сделано с помощью высоких технологий, как часто мы должны их использовать.

Потому что я вижу, как технологии, особенно видеоигры, могут повлиять на детей. Особенно по какой-то непонятной причине это больше влияет на мальчиков, чем на девочек. Видеоигры вводят их в состояние какого-то непостижимого транса, их невозможно остановить, они становятся раздражительными, невнимательными. Это действительно очень похоже на зависимость, сравнимую с наркоманией. Многим родителям очень трудно сохранить дома разумное равновесие между занятиями, видеоиграми и всем остальным.

Все это снижает уверенность в том, что мы сможем правильно использовать высокие технологии в школе. С другой стороны, мы не можем полностью от них отказаться. Они могли бы стать прекрасным способом обучения, но ответственность педагогов — в том, чтобы быть полностью уверенными: их внедрение принесет пользу нашим детям. И еще важно то, как учитель использует эти технологии: один может сделать это чудесно, а другой — ужасно. Таким образом, главное — как это реализовано.

— В мире ощущается острая нехватка учителей даже по ключевым предметам. Способны ли новые технологии полностью вытеснить учителя-человека из образовательного процесса?

— Надеюсь, что нет. Я думаю, проблема в том, что мы уделяем этому слишком большое внимание. Межличностные человеческие связи всегда будут намного мощнее любой технологии. Общение с ИИ привело нас к мыслям о том, насколько это общение отличается от человеческих взаимоотношений. И оно действительно отличается. Контакт с VR/AR создает в нашем мозге иллюзию общения, но никогда полностью не заменит его.

И все, кто когда-либо общался с VR/AR, продолжают это понимать, каким бы реалистичным ни выглядел этот контакт. Нашим ученикам нужно живое общение, они должны иметь человеческие отношения, им нужен кто-то, кто поймет их и поверит им. Динамика развития ребенка — в том, чтобы взаимодействовать по-человечески. Да, иногда мы позволяем им обучаться с помощью компьютера почти целый день. Но в конечном счете ребенок от этого устает, ему нужен кто-то, кто поймет его потребности, выразит сочувствие или как-то по-другому среагирует на конкретную ситуацию. Нужно человеческое лицо, в конце концов.

Сейчас AR-технологии пытаются достичь такого уровня, но не думаю, будто это будет похоже на то, на что способен человек. Поэтому мы всегда будем нуждаться в учителях, именно учитель-человек все равно будет лучше и сильнее любой машины.

Загрузка...