Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

2016 год заставил мир серьезно задуматься над угрозой массовой потери людьми работы из-за роботов. Нарастающая паника по этому поводу стала самым обсуждаемым трендом года. Появились первые и вполне обоснованные прогнозы того, что к 2024 году роботы оставят без работы каждого четвертого жителя России, к 2026 году — 40% канадцев, а к 2035 году они займут половину рабочих мест в Японии. «Хайтек» постарался разобраться в обоснованности этих страхов.

«Влет» темы случился из-за вполне объективных факторов: например, в 2016 году производитель электроники Foxconn принял на работу 40 тысяч роботов, и сократил 60 тысяч человек. При этом компания планирует увеличивать темпы автоматизации на 20-30% в год и в три этапа собирается заменить вообще всех своих сборщиков (а их, по самым скромным оценкам, не менее полумиллиона) на роботов. В конце года Amazon начала тестировать полностью роботизированный магазин — без привычных продавцов и очередей к кассам.

В McKinsey полагают, что 45% рабочих мест можно будет полностью автоматизировать, используя текущие технологии, Gartner прогнозирует, что каждая третья профессия будет заменена машинами к 2025 году, а исследователи в Оксфорде предсказывают, что 47% сотрудников в США окажутся под угрозой увольнения в ближайшие 15 лет. Темпы мировой автоматизации недвусмысленно говорят о том, что мы постепенно идем к безлюдной промышленности.

Рано паниковать

Тем не менее, многие эксперты считают, что страхи перед тотальной автоматизацией сильно преувеличены — роботизация снизит количество рабочих мест на 9% в течение следующих 5 лет, и это будет в рамках нормы. Они предполагают, что роботы возьмут на себя низкооплачиваемый труд и рутинные операции. Это сделает производственные процессы более эффективными, исключит вероятность человеческой ошибки и поможет людям выделять время на более творческую работу.

К тому же, роботизация производства хоть и уничтожит некоторые рабочие места, но в то же самое время она создаст новые в других отраслях. К примеру, из-за снижения затрат на производство продукции, товары станут дешевле, их станут больше покупать, а это значит, что потребуется больше кадров в сфере торговли.

Более того, рост продолжительности жизни и сокращение процента трудоспособного населения негативно скажется на мировой экономике — и спасти положение смогут только роботы.

На сегодняшний день в промышленном секторе по всему миру занято 320 млн рабочих и лишь 1,6 млн роботов. При этом роботы значительно превосходят людей по выносливости, точности и скорости работы. Другими словами — они более производительны и практически не допускают брака (только если их неправильно настроил человек). А это значит, что роботизация — повышающая производительность, снижающая издержки и удешевляющая производство — в целом будет безусловным благом и драйвером развития экономики.

Или уже не рано...

Но большинство экспертов не разделяет исключительно радужные ожидания от автоматизации производства. Согласно докладу ООН, роботизация первыми отберет две трети рабочих мест у жителей развивающихся стран — среди них Эфиопия, Непал, Камбоджа, Китай и Бангладеш. К 2024 году роботы оставят без работы каждого четвертого жителя России, к 2025 году — 7% американцев, к 2026 году — 40% канадцев, а к 2035 году они займут половину рабочих мест в Японии.

Из-за того, что автоматизация коснется в первую очередь низкоквалифицированного и низкооплачиваемого труда, 83% профессий, на которых платят меньше $20 в час, будет занято роботами. И они заберут не только эти профессии — работу потеряют официанты, учителя, кассиры, полицейские, врачи, журналисты, шахтеры, бухгалтеры, юристы, соцработники и даже финансисты с Уолл-стрит.

Автоматизация — часть капитализма, и то, что его уничтожит

И все эти процессы имеют свое название — промышленная революция. К сегодняшнему дню мир пережил их три: переход от ручного труда к машинному, трансформация мировой промышленности и становление цифрового мира и постиндустриальной экономики. А вот тотальная автоматизация производств — это уже четвертая революция, более известная как Индустрия 4.0.

Если коротко — Индустрия 4.0 это повсеместная роботизация, использование кибер-физических систем, интернета вещей, облачных сервисов, виртуальной и дополненной реальности. По мнению Мартина Форда, автора книги «Восстание роботов», автоматизацию не остановить, потому что это часть капитализма, который постоянно стремится к повышению производительности. Другие же эксперты считают, что в новых экономических условиях модели прошлого долго не продержатся: массовая роботизация вытесняет людей из сферы производства, что как раз и подрывает те самые основы капитализма.

Как бы ни называли этот процесс эксперты, роботизация меняет современную экономику и расстановку сил. В период первой промышленной революции произошел упадок сельского хозяйства и мелкого товарного производства. Любая технологическая революция уничтожает рабочие места и лишает людей источников дохода еще до того, как новые профессии появятся в обозримой перспективе — а потому нужно быстро обучать людей новым навыкам, пока не стало слишком поздно, считает Управляющий Банком Англии Марк Карни.

Роботизация и раскол общества

С каждой новой технологической революцией, прогресс бросает человечеству вызовы. К 2020 году рынок смарт-роботов достигнет $7,85 млрд, а его совокупный темп роста составит 19,22% в период между 2015 и 2020 годами. Исследователи прогнозируют, что роботизация приведет к расколу общества: по одну сторону окажутся квалифицированные профессионалы — инженеры и разработчики, а по другую — низкоквалифицированный персонал. Именно о таком обществе и его проблемах писал Курт Воннегут в романе «Механическое пианино» еще в 1952 году.

Согласно Воннегуту, рабочие, которые потеряли свою работу из-за автоматизации, не готовы лишь потреблять блага цивилизации, которыми щедро одаривает их прогрессивное общество — роботы отняли у них не только рабочие места, но и возможности самореализации. Бывшие рабочие затевают восстание, которое, правда, ни к чему не приводит.

Такой сценарий кажется возможным не только на страницах книг. Современные аналитики полагают, что наше общество все больше расслаивается, а роботизация сделает этот процесс еще более болезненным. Для того, чтобы избежать проблем эксперты ООН предлагают обложить налогами робототехнику так же, как и производственное оборудование, и обеспечить рабочих соцвыплатами, чтобы предотвратить рост неравенства.

Очевидно, что 2017 год станет важным этапом в понимании реальных темпов повсеместной роботизации и тех областей, где она проявит себя сильнее всего в ближайшие 2-3 года. Мы также увидим, насколько государства будут готовы вмешаться в этот процесс и законодательно защитить низкоквалифицированный человеческий труд от быстрого замещения машинами. Темпы изменений, судя по большинству прогнозов, будут стремительными, и для некоторых развивающихся стран они могут стать серьезным испытанием политической стабильности.

Собственно, вопрос — смогут ли машины отобрать у людей работу — уже не стоит. Смогут. Вопрос только в том, насколько быстро это произойдет.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

В США разрешили публиковать чертежи для печати 3D-оружия
Тренды
Появился первый 4D-тур по винокурне
Тренды
ИИ научился предсказывать реакции химических элементов и находить новые соединения
Тренды
Facebook снова разрабатывает спутники для раздачи интернета из космоса
Тренды
Тренды
Децентрализованная альтернатива YouTube запустится в октябре
Ученые представили датчик, который определяет уровень гормона стресса через пот
Тренды
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы