Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

По мере развития искусственный интеллект становится все более доступным инструментом для авторитарных режимов, которые с помощью технологий могут притеснять определенные группы граждан. Об этом рассказала исследовательница Microsoft Research Кейт Кроуфорд на фестивале SXSW.

Расцвет искусственного интеллекта пришелся на период расцвета ультранационализма, правого авторитаризма и фашизма, отметила Кроуфорд во время своей презентации «Темные дни: ИИ и подъем фашизма». Исследовательница подчеркнула, что для таких режимов характерна централизация власти, слежка за населением, демонизация чужаков и претензия на авторитет и нейтралитет. Машинное обучение помогает политикам добиваться поставленных целей.

Искусственный интеллект не может считаться нейтральным до тех пор, пока разработчики закладывают в него свои предрассудки. Кроуфорд привела в пример алгоритм, разработанный китайскими учеными, который якобы непредвзято определяет преступников по чертам лица. «Нужно с подозрением относиться к любым системам на базе машинного обучения, которые позиционируются как непредвзятые, но при этом основываются на данных, сгенерированных людьми», — цитирует эксперта The Guardian.

Китайский алгоритм, как оказалось, относил к преступникам обладателей нетипичных черт лица. По мнению Кроуфорд, это пугающая тенденция, которая напоминает о том, как в прошлом френологию использовали для оправдания рабовладения и преследования евреев.

Другой пример алгоритма-дискриминатора — это платформа Faceception, которая определяет характер по внешности. Разработчики системы не скрывают, что программа считает людей с ближневосточной внешностью и бородой террористами.

Инструментом дискриминации становятся не только алгоритмы, но и реестры, которые и раньше использовались для преследования представителей различных национальностей. Реестр мусульман предлагал создать президент США Дональд Трамп. «Ничего создавать не надо — Facebook уже стал мусульманским реестром», — заметила Кроуфорд. Исследования показывают, что соцсеть определяет религиозные взгляды человека по его лайкам с точностью 82%.

Системы прогнозирования преступлений также не лишены предрассудков. Они не снижают уровень преступности, но чаще преследуют тех, кто живет в опасных районах.

Об использовании алгоритмов в политических целях говорят все чаще. Через несколько лет, по прогнозам исследовательницы, политики без особых усилий смогут управлять взглядами электората. «Это мечта фашиста. Власть без какого-либо контроля», — отметила Кроуфорд.

Представительница Microsoft Research создала сообщество AI Now, которое будет бороться за прозрачность и отчетность алгоритмов на базе ИИ. К этому призывает не только Кейт Кроуфорд, но британский учёный и создатель Всемирной паутины Тим Бернерс-Ли. Он считает, что люди должны вернуть себе контроль над данными и не давать доступ к личной информации правительству, которое ограничивает свободу слова своих граждан.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Facebook снова разрабатывает спутники для раздачи интернета из космоса
Тренды
Децентрализованная альтернатива YouTube запустится в октябре
Тренды
Ученые представили датчик, который определяет уровень гормона стресса через пот
Тренды
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
Умный дом
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения