Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Российская компания RoboCV производит специфический автономный транспорт: тягачи и погрузчики. Ее основатель и директор Сергей Мальцев рассказал «Хайтеку», что, только заняв узкую специализацию, можно зарабатывать реальные деньги на технологиях автопилотирования.

Компания была создана в 2012 году, тогда же стала резидентом Сколково. Несколько месяцев спустя команда представила небольшую четырехколесную автономную платформу, которая в теории могла бы стать основой для тех же беспилотных автомобилей. Но в компании было решено, что на автопилотах для складов можно заработать гораздо быстрее и с 2013 года RoboCV занялась уже непосредственно разработкой беспилотной складской техники.

— Почему вы не стали производить технологии для беспилотных автомобилей? Неужели на том рынке все так печально?

— На автомобильном рынке до реальных роботов еще довольно далеко, главная проблема в сертификации на безопасность, для чего еще даже не существует методик. Строить на этом полноценный бизнес пока невозможно. Большие корпорации и университеты могут вести такие исследования, но они еще десятилетия будут дорабатывать эти технологии, и до реального бизнеса на полноценных роботах-автомобилях еще довольно далеко. Для стартапов, по крайней мере в России, это очень сложная тема. Большие инвестиции, на долгие сроки, которые нужны для этой технологии, в России практически отсутствуют. Да и на Западе их не так много. Хоть это и модная сейчас тема, инвесторы относятся к ней настороженно. Поэтому мы стали изучать рынок роботов. Сравнивали, в каких областях можно эффективнее всего зарабатывать деньги, какие промышленные роботы в этом плане лучше всего подходят. Но главное — мы анализировали сроки окупаемости различных промышленных роботов. В итоге поняли, что именно на складах можем реализовать свой потенциал и получать хорошую прибыль.

— Какие готовые продукты сейчас у вас есть?

— У нас есть автономный тягач, который перевозит тележки с разными грузами. Он уже эксплуатируется на заводах Samsung и Volkswagen, с ними у нас заключены контракты. Плюс у нас есть палетная тележка. Ее отличие от тягача в том, что она сама может захватывать палеты или другие типы грузов и увозить их в нужное место, полностью самостоятельно, в отличие от тягача, к которому тележки нужно подсоединять вручную. Но и этот процесс мы также собираемся автоматизировать. Паллетная тележка же полностью самостоятельно возит грузы, может поднимать их на высоту. Пока относительно небольшую, до 2 метров.

Сейчас заканчивается внедрение на площадях французского складского оператора FM Logistic. Они сдают помещения компании Mars, вот у них мы и запускаем роботов. На очереди IKEA, Philip Morris, Nestle, Почта России, Магнит, с ними пока нет контрактов, но есть предварительные договоренности. В этом и следующем году мы поставим в общей сложности до 20 наших роботов.

— Уже есть какая-то статистика по их использованию? Кому-то удалось окупить затраты на замену человеческого труда или это пока больше PR-истории и игры в инновации?

— Да эффект есть. По нашим расчетам, на то, чтобы замена окупилась нужно в среднем 2 года, это зависит от различных условий: размер склада, количество работающих роботов. В целом везде, где мы это решение установили — а это склады VW и Samsung — все уже окупилось. Те компании, что купили сейчас, по нашим расчетам, потратят те же 2 года на возврат инвестиций. Тут чем больше склад, тем быстрее окупаемость.

— Сколько стоит один ваш погрузчик?

— Один погрузчик в полной комплектации — €60 000. Включая все необходимое оборудование, серверные и облачные решения. Тягач стоит дешевле — €40 000. На один склад есть смысл покупать от двух-трех таких устройств.

— Складам каких размеров стоит задуматься об автоматизации? Есть какой-то критерий?

— Минимальная площадь склада 50 000 квадратных метров, площадка 100×500 метров. На такой площади уже целесообразно что-то предпринимать.

— За что вы берете деньги? Это единственный платеж за покупку ПО и техники или еще подписка на обслуживание?

— Сейчас мы просто продаем робота и серверное ПО, это получается разовый платеж. Серверное ПО мы уже сейчас можем сдавать в аренду, для уменьшения первоначальных вложений. Мы прорабатываем различные программы реализации, например. чтобы роботов можно было сдавать в аренду. Это многим интересно, потому что не нужно сразу вкладывать большие инвестиции. Это особенно интересно российским предприятиям, потому что у них зачастую проблемы с инвестиционными бюджетами. У западных компаний попроще в этом плане. Если же сдавать компаниям роботов в аренду, то они смогут сразу оптимизировать операционные издержки. Не нужно будет сразу вкладывать 100 000 — 200 000 евро и более, можно будет ограничиться только ежемесячной арендной платой. Мы сейчас прорабатываем эту бизнес-модель.

— Вы нацелились на Европейский рынок. Почему? В России еще не готовы?

— Мы планируем выходить на европейский и американский рынок. Там клиентам намного выгоднее роботизация, так как затраты на производство роботов примерно такие же как в России, зарплаты в разы больше. Ведем работу и планируем в этом году уже начать продавать роботов в странах Евросоюза, а также в США.

В России сейчас, не везде конечно, но есть места где оправдано внедрение наших роботов. У нас есть в числе клиентов российские компании, которые покупают и видят в этом экономическую целесообразность. Но это заметно менее масштабное явление, чем в Европе или Америке. Нам обещают рост зарплат в стране в ближайшие годы, что может ускорить внедрение наших технологий в России. Плюс арендная модель также может увеличить продажи.

— Как определяется конкретная паллета на складе?

— Заранее известно адресное пространство на складе или производстве. Задание для робота содержит адрес начальной и конечной точки в адресном пространстве. Наш робот, подъезжая к месту, определяет, как стоит груз и как лучше его захватить. Если груз стоит криво, то робот корректирует свою траекторию так, чтобы в итоге справиться с неточным положением. Это одно из наших ключевых отличий от конкурентов. Вообще наше самое главное отличие — это то, что мы умеем эффективно работать совместно с людьми — из-за этого наших роботов мы называем CoBot, то есть коллаборативными роботами. Они уверенно чувствует себя на складе с людьми. Они останавливаются, если кто-то появился на пути, объезжают препятствия. Они умеют двигаться на перекрестках, на которых есть люди с учетом правил дорожного движения. И грузы, неправильно поставленные людьми, их не пугают. Аналоги при виде криво поставленной паллеты впадают в ступор. Совокупность этих технологий существенно облегчает внедрение. Никто из наших конкурентов в Мире не умеет делать также в промышленном виде. У нас достаточно много конкурентов — это практически все производители погрузчиков и другие компании, но никто из них не способен к полноценной коллаборативности. Мы способны.

— Насколько автономны ваши тележки и погрузчики? Как часто нужно вмешательство человека?

— По большому счету вмешательство не нужно. Они полностью автономны. Приходит задание: нужно перевезти что-то из одной точки в другую, и робот в полностью автоматическом режиме едет, объезжает препятствия, если нужно, и выполняет это задание. Если груз стоит неровно, то робот определит это и захватит его с учетом погрешности установки. После получает новое задание — везет следующий груз.

Сейчас заряд роботов рассчитан на одну рабочую смену. Что касается самостоятельной зарядки, то эта функция можно реализовать с использованием представленного на рынке оборудования, она будет представляться как дополнительная опция. Как основная функция она стоит под вопросом — особенно в России. Намного проще, когда есть человек, который отвечает за аккумуляторы — поменял за пять минут и робот поехал дальше — так у нас все и работает. В этом плане никаких проблем нет. Мы прорабатываем вариант литий-ионных батарей, которые не надо менять, с ними роботы могут работать 22 часа, и 2 часа заряжаться. Но на самом деле это не всем клиентам подходит, потому что у многих цикл 24 часа, и простой робота какое-то время на стоянке для зарядки не всех устраивает — проще менять батарею.

Для запуска процесса необходим всего один сотрудник, но для него это не будет основной работой. Он меняет аккумуляторы, если что — меняет роботу задание. Специальный человек, который занимается только роботами, не нужен.

— Как ориентируется погрузчик?

— Мы используем лазерные немецкие сканеры — лидары: двухмерные, трехмерные, для разных задач. В полной комплектации их около 6 — это основные органы чувств робота и то, что составляет главную стоимость.

— Я же правильно понимаю, что все старые погрузчики придется выкинуть, а вместо них закупить ваши? Или возможно установить ПО и сенсоры на существующую технику?

— Это возможно, но экономически нецелесообразно. Будет дешевле купить наши готовые погрузчики. У нас процесс отработан, это выходит дешевле.

— Есть ограничения по площади? Возможна ли работа на улице?

— По площади нет ограничений. Работают они только в помещении — на улице нужны другие сенсоры, другие технологии. Да и там нет такого объема рынка, на улице нет тех типовых операций, которые мы автоматизируем. Но в будущем мы, возможно, начнем производить таких роботов.

— Работа ваших роботов каким-то образом застрахована?

— У нас стоит система, которая исключает какие-либо серьезные инциденты, поэтому с этим никаких проблем нет. Мы думаем над тем, чтобы добавить к нашим продажам специальную страховую программу, но практика показывает, что это не актуально, потому что те датчики и сенсоры, которые стоят, практически исключают возможность каких-то серьезных инцидентов на складе.

— Есть статистика по уровню ошибок роботов и людей?

— Специально мы не сравнивали, но за все время функционирования — 4 года — не было ни одного инцидента связанного с безопасностью человека.

— Прогнозируете полную замену человека роботами?

— Технологии полной автоматизации существовали еще лет 30 назад. Но они до сих пор имеют ограниченную область применения, во многом из-за цены таких технологий. На реальных складах и производствах постоянно есть сложные случаи, которые роботы не могут полноценно отработать, поэтому часто очень тяжело полностью исключить из процессов человека. Из-за чего роботы обязаны работать с людьми в большинстве случаев. Когда все стоит ровно, небольшое разнообразие товаров, четкие жесткие маршруты, тогда полная автоматизация работает. Но таких идеальных складов лишь несколько процентов от общего объема в мире, все остальное — делается вручную или полуавтоматизированно. Часто происходят случаи, которые может отработать только человек. Такая ситуация будет продолжаться еще долго: 20, 30, 50 лет, пока технологии не устаканятся. Поэтому человека полностью исключить из складских операций в подавляющем числе случаев пока невозможно, а из этого следует, что роботы должны уметь работать с людьми, иначе никакой автоматизации складов и производств в обозримом будущем не будет.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения