Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Криптовалюты

Чем популярнее будут становиться криптовалюты, тем чаще кибершантажисты будут вымогать деньги в биткойнах и их аналогах, и тем сложнее будет отследить транзакции, сообщает Fortune.

Когда вредоносное ПО заражает компьютеры, шифрует все данные и требует выкуп за их раскодировку, работа правительственных организаций, компаний и больниц попросту останавливается. Иногда службам компьютерной безопасности удается раскодировать данные самостоятельно и не платить киберпреступникам, но большинству приходится откупаться.

Только по официальным данным ФБР, за 2016 год кибершантажисты в США заработали $1 миллиард. Естественно, все эти деньги перечислялись по безналичному расчету. Раньше вымогатели требовали переслать им деньги через Western Union или положить их в банковский депозит — отследить такие действия было очень легко. Теперь киберпреступники просят заплатить биткойнами или другими криптовалютами.

В сущности, самое сложное для киберпреступников — начать реально распоряжаться деньгами, полученными незаконным путем. А массовое распространение криптовалют очень облегчает им эту задачу. Чем больше легальных платежей будет осуществляться с помощью криптовалют, тем проще преступникам будет замести следы, спрятав свои транзакции среди рутинных переводов.

Биткойн — самая популярная на сегодняшний день валюта у вымогателей. Группировка WannaCry требовала от $300 до $600, Petya — $300 в биткойнах за код, который разблокирует данные. Конечно, многие предпочитают не платить: WannaCry в общей сложности заработали всего $241 000 в биткойнах, хотя рассчитывали минимум на $60 млн. Petya получили еще меньше: только 66 человек перевели им $18,200. Зато компания Nayana предпочла заплатить вымогателям $1 млн в биткойнах, чтобы защитить данные 3500 тысяч своих клиентов и спасти сайты представителей малого бизнеса, которые пользовались их серверами.

Еще одна причина, по которой кибервымогатели не очень преуспевают — недоверие со стороны их жертв. Четверть из всех организаций, подвергшихся атаке и откупившихся от преступников, так и не смогла раскодировать свои данные. Атаки WannaCry наносят такой ущерб всем файлам, что восстановить их оказывается почти невозможно. Конечно, есть и более «умные» методы блокировки данных, которые автоматически запускают процесс дешифровки сразу же, как деньги поступают на счет злоумышленников.

Есть предположение, что кибершантаж и рост популярности криптовалют могут быть связаны. Многие компании сейчас намеренно инвестируют в биткойны и их аналоги, чтобы, в случае чего, откупиться от киберпреступников. Исследования показывают, что треть британских компаний купила биткойны именно с этой целью. Более 35 000 крупных фирм со штатом в 2000 сотрудников заявили, что им пришлось заплатить $65 000, чтобы разблокировать важнейшие документы. Подстраховаться на случай кибершантажа решил даже Корнуэлльский университет.

В 2016 году криптовалюты составляли 0,025% мирового ВВП, а к августу 2017 года цифра выросла до 0,21% — это примерно $162 млрд. По прогнозам мирового экономического форума, к 2027 году криптовалюты будут составлять 10% мирового ВВП. В итоге, чем популярнее будут становиться криптовалюты, тем чаще киберпреступники будут вымогать деньги в них, и тем сложнее будет отследить транзакции.

На Уолл Стрит считают, что в самой основе биткойна лежит мошенничество. Так, глава JPMorgan Chase Джейми Даймон уверен, что биткойн окажется пузырем. «Ничем хорошим это не закончится», — заявил он на конференции Barclays Financial Services. Также глава банка назвал трейдеров биткойнов тупыми и пообещал уволить любого сотрудника, вовлеченного в эту деятельность. После заявлений биткойн незамедлительно упал в цене.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения