Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Технологии

Цифровые инновации сформировали новый мир, который когда-то зарождался как утопия, но постепенно превратился в мощную политическую и идеологическую машину. Колумнист Guardian профессор Джон Нотон сравнивает эту ситуацию с положением католической церкви в 16 веке. Тогда поставить под вопрос статус-кво церкви удалось монаху Мартину Лютеру. Сегодня миру нужен новый Лютер, способный провести реформацию среди ИТ-корпораций.

По мнению профессора, широкое распространение технологий незаметно сделало человека «прихожанином» новой церкви. Сайты и приложения знают о своих пользователях все, включая их мысли, желания, страхи, тайны и даже качество сна. Люди доверяют гаджетам то, что не стали бы доверять никому другому, при этом взаимодействие с устройствами происходит до 150 раз в день, что, в свою очередь, приносит прибыль «Церкви технологий».

Колумнист отмечает, что долгое время люди ошибочно считали, что технологические компании действуют независимо и стоят в стороне от общества. Но это уже давно не так. «Появилось новое поколение корпоративных гигантов, которые обрели колоссальную власть. Миллионы, а затем и миллиарды людей с удовольствием передали свои личные данные и онлайн-историю компаниям, которые монетизируют эти сведения. Правительства, которых сперва новые технологии застали врасплох, воспользовались ситуацией и построили самую продуманную систему слежки в истории», — пишет Нотон. По его мнению, действия технологических компаний стали по определению политическими.

Католическая церковь в 16 веке также имела колоссальную власть над людьми, при этом ее авторитет был неоспорим. Однако проблемы заключалась в другом — католицизм действовал в парадигме феодализма и не отвечал интересам нового класса — буржуазии. Церковь обвиняли в коррупции, тяге к роскоши и обогащению, а поводом для выступления Мартина Лютера стала торговля индульгенциями.

В результате 31 октября 1517 года Мартин Лютер прибил к двери собора в Виттенберге список из 95 тезисов, который дал начало Реформации и широко распространился благодаря технологии печати.

Как поясняет Нотон, Лютер выступил одновременно против идеологии церкви и против ее бизнес-модели, а главное, подал свой протест в форме, отвечающей духу времени. Исследователь считает, что пришла пора выпустить аналогичные тезисы, подрывающие авторитет современных ИТ-корпораций. Для этого Нотон создал сайт 95theses.co.uk, который запустится в годовщину начала Реформации 31 октября.

Колумнисты Guardian уже не первый раз выступают с критикой существующих ИТ-корпораций. В конце августа британский политолог, эксперт по цифровой экономике из Королевского колледжа Лондона Ник Срничек призвал национализировать Google, Facebook и Amazon, так как они приобретают все большую власть и превращаются в монополистов.

О религиозном характере современных соцсетей и приложений пишет израильский историк Юваль Ной Харари. В своей книге «Homo Deus: краткая история завтрашнего дня» он отмечает, что люди все чаще обращаются за ответами не к церкви, а к алгоритмам. Именно алгоритмы определяют, с кем встречаться, где жить и как решать финансовые проблемы. Влияние в этих сферах дает компаниям еще большую власть.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Плутон выровнялся с остальными планетами Солнечной системы. В следующий раз это произойдет в 2179 году
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы
Cognitive Technologies: как российское бездорожье поможет искусственному интеллекту водить машины лучше, чем люди
Кейсы
Кейсы
10 предпринимателей — о том, как им помогают новые технологии в жизни и бизнесе
Don’t open the doors: как сделать игру из пластилина в одиночку (и привлечь инвестора на следующий проект)
Кейсы