Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

В отчете «Россия 2025: от кадров к талантам» консалтинговая компания Boston Consulting Group изучила положение на рынке труда в современной России. Аналитики обнаружили, что в стране катастрофически не хватает специалистов в области знания. Большинство трудоспособного населения занимается низкоквалифицированным трудом, требующим выполнения рутинных действий. Из-за этого уже к 2025 году Россия столкнется с дефицитом кадров в 10 млн человек.

Консалтинговая компания Boston Consulting Group совместно с организациями WorldSkills Russia и Global Education Futures проанализировала распределение рабочих кадров в современной России по трем категориям: «Знание», «Умение» и «Правило». В исследовании приняли участие предприятия из 22 отраслей с численностью сотрудников более 3,5 млн человек.

Эксперты обнаружили нехватку специалистов в области «Знание», которая связана с аналитическим и творческим трудом и требует высокой квалификации и автономии. В этой категории в России заняты лишь 17% населения. По показателю страна в 1,5 раза уступает США и Японии, в 2 раза — Сингапуру и в 2,6 раз — Великобритании.

Большинство россиян (48%) попадает в категорию «Правило», то есть занимаются рутинным и преимущественно физическим трудом. Другие 35% входят в область «Умения», то есть выполняют рутинную работу и принимают решения в рамках правил. К этой категории относятся прорабы, администраторы, а также большинство видов экономистов, чиновников и юристов.

Не хватает и людей, занятых малым бизнесом. В России их всего 15% от общего числа трудоспособного населения. В Индии к этой группе относится 40% граждан, в Германии — 63%, а в Китае — 80%.

По мнению аналитиков, такое распределение характерно для стран, которые находятся на переходном этапе между экономикой ресурсов и экономикой знаний. К тому же для России пока характерна модель социальной занятости и сырьевая модель экономики.

В результате спрос на знания в России пока находится на низком уровне. Как поясняет «ТАСС» со ссылкой на исследование, это объясняется разрывом между оплатой труда и уровнем квалификации. Так, разница в зарплате у водителя 2-й категории и врача составляет всего 20%. Для сравнения, в США этот показатель составляет 261%, а в Германии 172%.

Для большинства россиян в приоритете остается стабильность, а не развитие в профессиональной среде. Согласно исследованию, стабильности отдает предпочтение 98% трудоспособного населения. В то же время 6,5% россиян живет в условиях трудовой бедности.

Аналитики также отметили, что высшее образование в стране стало всеобщим, но от этого утратило свою значимость и ценность. Образованность заменилась дипломированностью. Опрос среди компаний показал, что 66% предприятий считают, что не смогут развиваться из-за отсутствия квалифицированных кадров. На втором месте в списке проблем долгий срок окупаемости инвестиций, а на третьем — устаревшее оборудование и технологии.

Такое положение на рынке труда в будущем может только усугубиться. По оценкам BCG, к 2025 году дефицит кадров в категории «Знание» составит более 10 млн человек. В то же время около 10 млн специалистов в других областях окажутся невостребованными.

На этот процесс может повлиять и автоматизация на производствах. По данным глобального института McKinsey, в России можно автоматизировать работу более 35 млн человек, то есть половины трудоспособного населения страны. По потенциалу автоматизации страна занимает пятое место в мире.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Новые имплантаты восстанавливают слух с помощью света
Тренды
Microsoft призывает к регулированию технологии распознавания лиц
Кейсы
Ирландия может стать первой страной в мире, которая откажется от инвестиций в ископаемое топливо
Тренды
В США испытали первый персональный мультикоптер BlackFly с вертикальным взлетом
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Идеи
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Тренды
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы