Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Мы решили познакомить наших читателей с основными тезисами выступления Алексея Полехина, операционного директора университета интернет-профессий «Нетология», на ключевой сессии выставки RIW 2017. Собранные им прогнозы любопытны, а выводы достаточно интересны.

В России цифровая экономика имеет потенциал утроиться к 2025 году — с увеличением ВВП страны на 4,1–8,9 трлн руб. Объем экономики совместного потребления (sharing economy) к 2025 году может увеличиться двадцатикратно и превысит $300 млрд. В основе такой экономики будет искусственный интеллект. Огромная часть действий будет совершаться «умными помощниками», часто без нашего ведома. Интернет вещей — везде и всюду.

Что произойдет с рынком труда? К 2025 году 47% сегодняшних профессий имеют все шансы исчезнуть, полагают эксперты University of Oxford.

Какие профессии окажутся под ударом? Из-за совершенствования системы управления автомобилем на основе искусственного интеллекта к 2030 году плотность беспилотных машин на дорогах достигнет 87% (прогноз от Cognitive Technologies). В пересчете на российские реалии, 30–40 тыс. таксистов только в Московском регионе могут остаться без работы.

Ожидается, что в 2020-е годы удостоверять юридические документы будут с помощью технологии блокчейн. Это значит, что 8 тыс. нотариусов в России рискуют потерять работу. По оценке Deloitte, около 39% специалистов на рынке юридических услуг могут быть заменены решениями на базе искусственного интеллекта в ближайшие 20 лет. Уже сейчас интеллектуальные алгоритмы российской юридической системы Pravo.ru позволяют предсказывать исход судебного разбирательства с точностью 82%.

Компьютеризации подвергнутся процессы и их исполнители в логистике и транспортных услугах, исчезнут офисные клерки, обрабатывающие массивы данных, кассиры и продавцы услуг по аренде. О сокращении 30% чиновников, занимающихся рутинной работой и замене их роботами говорит в своей стратегии 2024 Алексей Кудрин. Даже профессия, ультрасовременная сегодня, не гарантирует пожизненной востребованности. 65% нынешних младшеклассников предстоит трудиться по специальностям, которых пока попросту не существует. Это прогноз World Economic Forum.

Какие профессии будут востребованы через 5–10 лет?

1. Разработчики (в том числе веб-разработчики, создатели приложений), специалисты по маркетингу и анализу рынка.
2. Инженеры-робототехники. Создают и настраивают роботов, программируют их взаимодействие. К 2024 году таких специалистов потребуется как минимум на 33 тыс. больше, чем сегодня.
3. Агрокибернетики. Контролируют эффективность хозяйства как единой системы, отслеживают и используют в работе большие данные, получаемые с датчиков «в поле».
4. «Конструкторы команд». До четверти работников, трудящихся в наши дни на полную ставку, через восемь лет будут работать «по запросу». Востребованы будут коммуникаторы-управленцы, способные быстро объединять фрилансеров из разных точек мира в слаженно работающие проектные команды.
5. Преподаватели — «инженеры опыта». Сама методика преподавания часто будет предлагать создание окружения, в том числе с использованием VR, где обстановка будет приближена к реальной. Возможно, вплоть до инсценировки аварии на нефтяной платформе, как в фильме «Глубоководный горизонт».

Кто будет нужен?
Остро востребованы в новом мире будут те, кто:
— обладает умениями, которые останутся недоступными искусственному интеллекту;
— способен совершенствовать машины и организовывать их взаимодействие;
— занимается целеполаганием — решает, зачем решать ту или иную задачу;
— владеет навыками объединения людей и организации совместной работы.

Это значит:
— разделение на технические и гуманитарные специальности перестанет быть строгим;
— значимость soft skills многократно возрастет;
— минимальные технические навыки (обращение с данными, кодинг) станут такой же нормой, как сегодня — умение заказать билет по интернету или доехать на автомобиле до работы;
— еще важнее, чем сейчас, будет умение учиться новому и понимать, чему учиться.

Чтобы не выпасть из новой реальности, требуется новое образование. Вероятно, многим из нас — особенно нашим детям — предстоит сменить несколько профессий на протяжении жизни. Непрерывное обучение возобладает как образ жизни. Нужны будут не отдельные курсы и инструменты, а экосистема, позволяющая человеку обогащать себя новыми знаниями и навыками и управлять своим движением на жизненных и карьерных поворотах.

В основе такой экосистемы будут:

— «Смешанное обучение». Новый формат получения знаний и опыта: лекции с преподавателем в сети, практические занятия в аудитории, онлайн-тренажеры, отработка профессиональных навыков в «виртуальной реальности» и тесты, проверяемые искусственным интеллектом (профессорам и школьным учителям больше не нужно проводить вечера за проверкой тетрадей или лабораторных работ).

— «Большие данные». Чем больше мы знаем о студенте, его навыках, предпочтениях, успехах и неудачах в обучении, тем с большей точностью сможем предсказывать, в каком направлении и с какими промежуточными точками ему двигаться дольше. «Большой брат» адаптирует темп, формат и содержание обучения под личные особенности каждого ученика и дает измеримый результат. Как показало исследование McKinsey, в Университете Аризоны использование адаптивных технологий помогло сделать так, что бросать учебу студенты стали на 7% реже. По небольшим вступительным экспресс-тестам в «личном кабинете» «Нетология» определяет уровень подготовки своего будущего студента, рекомендует программу обучения, и дальше, с помощью таких коротких «срезов» везет через весь процесс обучения и стажировки. «Срезы» студенты проходят с удовольствием, так как получают за выполненный тест виртуальные деньги, которыми можно расплачиваться за обучение.

— «Вовлечение в процесс». Востребовано все, что глубже вовлекает учащихся в познавательную деятельность и поддерживает их активность. «Цифровая хроника», в которой школьники ведут учет изученного и могут делиться достижениями с одноклассниками, учителями и родителями. Студенты-второклассники гимназии Сколково выполняют задания по английскому языку, чтобы получить доступ к призовой мини-игре на британском обучающем сайте ReadingEggs.

— «Малые прикладные достижения» — современные профессии базируются на большом количестве знаний, получаемых после окончания вуза или дополнительно, во время учебы в нем . Прикладные утилитарные навыки «добывают» в интернете, на курсах повышения квалификации, и уже не имеет решающего значения, на какой платформе или в каком учебном заведении те были получены. Главное, приобрести актуальное, практически применимое. Сегодня российские школьники в начальной школе умеют делать цифровые презентации, анализировать информацию и подавать ее в удобном аудитории формате или снимать видео, обрабатывать его и выкладывать на Youtube.

Наши знания устаревают также быстро, как только что вышедшая модель нового телефона. Поэтому, они требуют постоянного обновления, совершенствования в профессии и в смежных областях деятельности. Умение обладать актуальными знаниями высоко востребовано на рынке, и трудоустроен будет тот, кто не упустит возможности учиться. Сегодня технологии позволяют это сделать из любой точки мира и под любые запросы.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — о промышленном интернете вещей, связи 5G и телеком-стартапах
Мнения
Геометрия помогла ученым превратить обычные клетки в стволовые
Тренды
Кейсы
Из-за глобального потепления к деревне в Гренландии приплыл огромный айсберг. Теперь ей грозит цунами
Rolls Royce представила летающее такси с вертикальным взлетом и посадкой
Тренды
НАСА показала фотографии «пауков» из темной пыли на поверхности Марса
Кейсы
На 3D-принтере напечатали рекордный по размерам предмет — крышку для топливных баков спутника
Кейсы
В ЮАР установили телескоп, с которого лучше всего видно Млечный путь. Его проектировали больше 10 лет
Кейсы
Плутон выровнялся с остальными планетами Солнечной системы. В следующий раз это произойдет в 2179 году
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения