Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Идеи

На сайте бурильной компании Илона Маска The Boring Company появились новые подробности о разветвленной сети тоннелей для борьбы с пробками, строительство которой началось в Лос-Анджелесе. Подземная транспортная сеть не будет производить шума, выдержит землетрясение и обойдется дешевле, чем любые аналогичные проекты. Система также поможет улучшить экологию, ведь вырытую землю компания будет превращать в кирпичи для строительства.

Наиболее эффективным средством борьбы с выматывающими пробками могут стать трехмерные транспортные системы, считает глава The Boring Company Илон Маск. К 3D-решениям относятся тоннели и летающие автомобили. К последним предприниматель относится скептически, так как они не адаптированы к сложным погодным условиям, привлекают слишком много внимания, шумят и могут упасть прохожим на голову. Тоннели лишены подобных недостатков.

Еще одно преимущество подземной транспортной сети — это возможность создавать дополнительные уровни тоннелей до тех пор, пока дороги не будут полностью разгружены. На сайте The Boring Company опубликованы и другие преимущества тоннелей. На них не влияет погода, а их возведение и эксплуатация не производят слышимого на поверхности шума. В отличие от дорог, тоннели не разделяют город и не создают препятствий.

На данный момент стоимость прокладывания тоннелей составляет около $1 млрд за милю. Но The Boring Company собирается сократить затраты в 10 раз. «Хайтек» уже писал о том, как именно компания Маска будет урезать расходы. Первым этапом станет уменьшение диаметра тоннеля, вторым — повышение скорости и мощности бурильной машины. Также The Boring Company планирует проводить укрепительные работы в тоннеле, не прекращая бурения.

Кроме того, компания намерена заменить дизельные локомотивы для проведения работ в тоннеле электротранспортом. Отдельный пункт в стратегии Маска — это инвестиции в исследования технологий прокладывания тоннелей, которые не проводились годами, в результате чего отрасль не менялась 50 лет.

Автомобили в тоннеле будут перемещаться на платформах с электродвигателем. Это повысит безопасность и скорость передвижения — она составит 200 км/ч. Платформу можно будет преобразовать в кабину Hyperloop — достаточно дополнить ее вакуумным корпусом. В этом случае скорость повысится до 965 км/ч.

Илон Маск известен своим отношением к экологии и потреблению энергии. Вся стратегия его компании Tesla строится на создании экосистемы из электромобилей, солнечных панелей и систем хранения энергии. The Boring Company также поддерживает эту систему ценностей. Тоннели помогут улучшить экологическую ситуацию, ведь даже автомобили с ДВС при передвижении на платформах не будут производить выхлопов.

На сайте компании также приводятся доказательства безопасности тоннелей в случае землетрясения. В разные годы по всему миру происходили разрушительные землетрясения, которые никак не затрагивали метро и транспортные тоннели.

Другой вопрос, связанный с землей, — это транспортировка выкопанного грунта. The Boring Company собирается создавать из выкопанной земли кирпичи для строительства и внутренней выкладки тоннелей, которую обычно делают из бетона — не самого экологически чистого материала на планете.

Недавно после продолжительных раздумий Илон Маск выбрал название для бурильной машины. Она получила имя Годо в честь загадочной сущности из пьесы ирландского драматурга Сэмюэла Беккета «В ожидании Годо». Также Маск опубликовал в Instagram видео с разгоном тестовой платформы для транспортировки автомобилей по тоннелю, которая будет двигаться со скоростью 200 км/ч.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Новые имплантаты восстанавливают слух с помощью света
Тренды
Microsoft призывает к регулированию технологии распознавания лиц
Кейсы
Ирландия может стать первой страной в мире, которая откажется от инвестиций в ископаемое топливо
Тренды
В США испытали первый персональный мультикоптер BlackFly с вертикальным взлетом
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Идеи
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Тренды
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы