Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Наступление Четвертой промышленной революции никак не повлияло на образование — большинство школ до сих пор обучает детей по устаревшим стандартам индустриального общества. В мире нарастает потребность в учебных заведениях будущего, в которых объединены STEM-науки и гуманитарное знание, а преподаватели работают бок о бок с роботами и алгоритмами. «Хайтек» изучил основные образовательные тренды ушедшего года и попытался понять, какие изменения стоит ожидать в 2018 году.

Викторианские стандарты образования

Исследование ООН обнаружило, что более 250 млн школьников формально посещают занятия, но не усваивают информацию. Несмотря на разный подход к преподаванию и разные учебные программы, школы по всему миру в равной степени переживают кризис образования.

Главная причина кризиса — устаревший подход к преподаванию. Мир уже давно шагнул в Четвертую промышленную революцию — банки внедряют алгоритмы, заводы открывают полностью автономные цеха, а экономика совместного потребления полностью меняет привычной рынок труда. Но в школах по-прежнему царят стандарты XIX века.

Как пишет британский журналист и активист Джордж Монбио, существующая образовательная система ориентирована на подготовку рабочих, которым в будущем придется часами трудиться за станками, синхронно выпуская одинаковые изделия. Именно поэтому в школах учат прилежно и молча выполнять однообразные задачи, не советуясь со сверстниками. «Умение работать в команде и критическое мышление на фабриках не поощрялись», — пишет Монбио.

В постиндустриальную эпоху ничего существенного не изменилось — школьники по-прежнему получают стандартизированные знания, коллаборации чаще всего запрещены, а прилежание ценится выше всего. О кризисе говорит и основатель китайского гиганта онлайн-коммерции Alibaba Джек Ма: «Хватит готовить детей к работе на заводе. Мы учим детей так, что через 30 лет они все останутся без работы». Ма считает, что детей учат быть похожими на машины вместо того, чтобы прививать им исключительно человеческие качества. К ним китайский миллиардер относит эмоциональный интеллект (EQ) и коэффициент любви (LQ), который отличает человека от робота.

STEM не панацея

Культ STEM-наук в 2017 году сохраняется хотя бы потому, что для многих образовательных учреждений научно-технические предметы до сих пор остаются недоступными. В Хорватии на внедрение информационных и естественнонаучных дисциплин в школьную программу деньги собирают на краудфандинговой платформе Indiegogo. В США многие средние школы прекратили преподавать химию, физику и даже математику, а правительство приняло решение ежегодно вкладывать $200 млн в преподавание программирования и точных наук. В Англии 54% школ не включают программирование в учебную программу по государственному стандарту GCSE. В Гонконге научные, технические и инженерные программы не получают финансирования от правительства, а школьники могут изучать их только факультативно, если найдут подходящие курсы или кружки.

И Британии, и Китаю остро не хватает преподавателей по STEM-дисциплинам, особенно это касается робототехники и кодинга. А в России, по словам главы Минобрнауки Ольги Васильевой, лишь 16% учителей умеют пользоваться компьютером на приемлемом уровне.

К формату преподавания STEM-наук в тех школах, в которых такие предметы есть, также остаются вопросы. Так, глава Tesla и SpaceX Илон Маск раскритиковал преподавание математики в школах. По его мнению, ученики не понимают, зачем нужно решать абстрактные задачи и уравнения. Маск предлагает заменить расчеты решением конкретных кейсов — проектированием спутников, разборкой двигателей и другими практическими опытами.

Но даже повсеместное внедрение кодинга и других научно-технических дисциплин не гарантирует успеха на рынке труда в век автоматизации. В Китае детей стараются отдать в программирование по достижении 3 лет, а американские эксперты предлагают вводить уроки математики с детского сада. Но эти меры не гарантируют конкурентного преимущества перед машинами в будущем.

Впрочем, пока аналитики не пришли к единому мнению в этом вопросе. Опрос сайта Cashlorette показал, что выпускники STEM-специальностей зарабатывают больше и реже сталкиваются с безработицей. В то же время исследование сайта для поиска работы Zippia обнаружило, что повышенному риску безработицы подвержены не только гуманитарии, но и эксперты по компьютерным наукам, инженеры-электрики и ученые.

В 2017 году стало очевидно, что одни STEM-науки не равны другим. По статистике, технические специалисты ценятся выше, чем ученые в естественнонаучных областях. Более того, оказалось, что американские вузы готовят слишком много биологов, физиков и математиков. Как считают эксперты, в результате рост занятости в STEM-областях на 73% обеспечат специалисты по компьютерным наукам, а специалисты по традиционным наукам — менее чем на 3%.

Философия и эмпатия

В 2017 году предприниматели и политики все чаще говорят о ценности гуманитарного образования, которое долгое время оставалось на вторичных ролях. Отчеты аналитических компаний прогнозируют, что учителя, сиделки и няни меньше всего рискуют остаться без работы по вине роботов. Считается, что в ближайшем будущем машины в принципе не смогут заменить специалистов, чья работа строится на контактах с людьми. Японские роботы для помощи пожилым хотя и смогут помочь пенсионерам в быту, но не смогут составить им компанию. По этой причине в будущем появится новая профессия — компаньон-собеседник.

Как считает президент Всемирного экономического форума Клаус Шваб, социальная работа придет на смену фабричной и с со временем будет хорошо оплачиваться. В этих условиях способность к эмпатии и умение налаживать диалог с другими людьми будут цениться особенно высоко.

Исследовательский центр Pew Research Center прогнозирует, что к 2026 году школы будут прививать не навыки, а черты характера.

С этим согласен и предприниматель Марк Кьюбан, чье выступление в поддержку гуманитариев удивило многих. Миллиардер заявил, что сейчас автоматизация затрагивает процессы, которые уже были частично автоматизированы. В результате работа аналитиков, бухгалтеров, финансистов и программистов будет все больше зависеть от машин и алгоритмов. В этих условиях выиграют гуманитарии — филологи и философы, чей труд невозможно автоматизировать.

Некоторые эксперты предполагают, что скоро список STEM-дисциплин пополнятся областью гуманитарного знания. Комплект технических и гуманитарных навыков будет наиболее востребован в крупных ИТ-компаниях. Не зря уже сейчас Apple ищет разработчиков для Siri с психологическим образованием.

В образовании такое слияние гуманитарного и технического знания пока не происходит. Но первые попытки предпринимаются. Например, Корнелльский университет инвестирует $20 млн в программу для студентов гуманитарных специальностей, направленную на приобретение технологических навыков.

ИИ-учителя и алгоритмы-репетиторы

Заменить учителей роботами вряд ли удастся — большинство аналитиков сходятся во мнение, что работа преподавателя менее всего подвержена автоматизации. Однако в 2017 году не обошлось без прецедентов. Так, китайский алгоритм-репетитор Yixue Education за четыре дня улучшил результаты тестов по математике у школьников на 36,13 баллов. В то время, как занятия с обыкновенными учителями позволили ученикам повысить свои показатели всего на 26,18 баллов. Причем речь идет не об экспериментальном ПО, а о масштабной разработке. Онлайн-услугами Yixue пользуется 100 000 клиентов, а в ближайшие годы компания собирается открыть 2000 офлайн-центров подготовки учеников, в которой репетиторствовать будут роботы.

В Китае в принципе развит рынок репетиторских услуг. Наибольшей популярностью пользуются преподаватели английского языка. В июле китайский образовательный стартап Liulishuo, который занимается обучением иностранным языкам при помощи искусственного интеллекта, получил инвестиции на сумму $100 млн, а число пользователей сервиса превысило 600 тысяч человек.

Такие системы будут появляться все чаще, особенно в развивающихся странах, где не хватает преподавателей. По прогнозам экспертов, в ближайшие годы начальным и средним образовательным учреждениям по всему миру потребуется 20,1 млн новых педагогов — и вполне вероятно, что значительную часть из них составят алгоритмы.

И все-таки эксперты считают, что в будущем роль учителя сохранится, но профессиональные задачи изменятся. У всех педагогов будут личные ИИ-ассистенты, которые будут готовить учебную программу, адаптировать задания для каждого ученика индивидуально, а также проследят за посещаемостью и выполнением домашних заданий. Преподаватели будут чаще проявлять эмпатию, искать подход к ученикам и мотивировать их на успехи. Из-за снижения бюрократической нагрузки педагоги реже будут испытывать стресс и избавятся от проблемы профессионального выгорания. Как следствие — профессия станет более привлекательной для молодых специалистов, а нехватка учителей будет устранена.

Провалы Кремниевой долины

Хотя Кремниевой долине неплохо удается подрывать привычные индустрии и управлять общественным мнением с помощью алгоритмов, некоторые отрасли не поддаются даже ИТ-гигантам. Образование в этом числе.

Проект AltSchool с сетью микрошкол в Калифорнии и Нью-Йорке прекратит развивать сеть учебных заведений и сконцентрируется на разработке учебного программного обеспечения. Несмотря на $170 млн от Марка Цукерберга, Питера Тиля и Андрессена Хоровица, компания терпела убытки. Одну из «школ будущего», в которой детей обучали по индивидуальной программе, пришлось закрыть, а новые заведения компания открывать не планирует. Продажи ПО также не заладились, так как школы неохотно внедряли новые программы.

Некоторые родители признали, что получали больше пользы от персональных занятий с педагогами, а не от инновационных программ AltSchool.

Автоматизированные решения пока плохо приживаются в образовательной системе. Так, одна из школ в Кремниевой долине по настоянию родителей отказалась от использования программы для самостоятельно обучения математике. Из-за многочисленных багов ПО пришлось заменить уроки под руководством учителя.

Несмотря на неудачи, инвесторы из Кремниевой долины продолжают вкладывать свои деньги и распространять свое влияние на школы. Некоторые филантропы не просто спонсируют учебные программы, но и пытаются влиять на их содержание, а в некоторых случаях даже отбирают учителей. Более того, корреспонденты The New York Times обнаружили, что обитатели долины оказывают давление на регуляторов и постепенно вводят реформы в школьное образование. Процесс никак не регулируется. Компании продают школам ПО и оборудование и постепенно становятся монополистами на образовательном рынке.

При этом до сих пор никто не знает, какая из моделей образования лучше. Алгоритм McKinsey доказал, что традиционная менторская модель с участием учителя лучше, чем персонализированное обучение. В то же время исследование образовательной консалтинговой компанией Education Elements показало, что индивидуальное обучение с использованием мобильного приложения повышает балл за чтение на 130%, а за математику — на 122%.

Обитатели Кремниевой долины при этом сами не понимают, какая модель лучше, и пытаются инвестировать во все и сразу. Так, Марк Цукерберг и Билл Гейтс вкладываются в инновационные школы с персонализированными программами, но в то же время выделяют деньги на программы стандартизированного обучения.

Билл Гейтс к тому же надеется реформировать уже сложившуюся систему. Созданный им и женой Мелиндой фонд планирует вложить $1,7 млрд в государственные школы США. Деньги пойдут на развитие новых подходов к обучению.

По данным CB Insights, в 2016 году венчурные инвесторы вложили в образовательные технологии $2,35 млрд, и в 2017 году этот поток инвестиций не прекратился. Но никто так пока и не нашел ключ к системе образования, которая уже несколько десятилетий находится в состоянии кризиса.

2018 год: гуманизм, мобильность и прорывы

Эксперты в области технологий и образования прогнозируют, что через 20 лет школы будут развивать не навыки, а черты характера, такие как креативность, умение абстрактно и критически мыслить, подстраиваться под обстоятельства и работать сообща. Люди получат доступ к непрерывному обучению, которое поможет быстро и гибко адаптироваться под изменяющийся рынок труда в условиях Четвертой промышленной революции.

Строгая фиксация на стандартах знаний и их оценке уйдет в прошлое. Выпускников будут оценивать не по баллам в аттестате, а по приобретенным навыкам и решенным кейсам.

В 2018 году эти прогнозы вряд ли сбудутся, но шаги навстречу объединению гуманитарных и технических знаний будут сделаны. Возможно, регуляторы услышат призывы Джека Ма и экспертов в области образования и начнут поощрять умение работать в команде и совместно решать конкретные задачи, а не абстрактные примеры. В парламенте Британии, по крайней мере, об этом уже говорят.

Образовательные стартапы продолжат появляться, причем на передний план выйдут разработчики мобильных приложений-репетиторов. Так, в 2017 году приложение Fluent Forever для ускоренного изучения языков стало самым популярным в истории краудфандинговой площадки. И таких примеров в 2018 году будет все больше.

Однако главную роль на рынке будут играть не гиганты ИТ-индустрии, которые слишком много лет безуспешно потратили на попытки взломать «код» образования. На передний план выйдут новички, который найдут способ объединить и улучшить разрозненную образовательную систему.

Футуролог Томас Фрей прогнозирует, что к 2030 году лидером ИТ-рынка станет компания, которая сможет построить инновационную систему образования. Фрей предполагает, что это будет не корпорация Google или Facebook, а новый стартап.

По прогнозам EdTechXGlobal и IBIS Capital, к 2020 году инвестиции в образование и обучение достигнут $252 млрд, и именно эта область принесет инвесторам наибольшую выгоду в ближайшие годы.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Тренды
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения